"ОДА"

Д.Алешко

Демократия: конец темы.

 Демократия – это когда вооруженные джентльмены

договариваются о правилах поведения.

(Из обобщения исторического опыта. Автор неизвестен.)

 

Нынешним летом, находясь в отпуске, едучи в поезде, на верхней полке, задремав, увидел полит-сон (!!!). На тему: ДЕМОКРАТИЯ (!!!). И сразу много чего встало на свои места.

По порядку: первой нарисовалась формула, приведенная в эпиграфе.

Приложил к известному мне про античные Афины – сошлось.

В том смысле, что в «демократическом процессе» участвовал только демос (в отличие от охлоса) – т.е. граждане-горожане, имевшие оружие и собственность (землю, рабов и т.д.). Остальных «там не стояло». Т.е. они либо не-«джентльмены», либо не-«вооруженные», либо и то, и другое сразу.

Больше того, те, кто не-джентльмены, не особо-то и в состоянии заниматься «демократией»: это весьма утомительное и рискованное занятие (хотя и вынужденно-необходимое): ведь нельзя чем-то заниматься другим, если ты вынужден очень внимательно следить за всеми участниками этого демократического процесса. Утрата бдительности хотя бы на мгновение – и ты, весьма вероятно, уже труп (!).

То же самое – в отношении свободы слова: прежде чем высказаться, надлежит сперва как следует подумать, иначе последствия могут быть такими же (см. выше). Хотя высказать можно что угодно и кому угодно – вся фишка в вероятных последствиях.

Т.е. само занятие политикой в период демократии – дело, конечно, «увлекательное» (ничто не тонизирует так, как ощущение опасности!), но и одновременно довольно разорительное: остальные-то дела в это время стоят. Либо надо иметь весьма отлаженное хозяйство, чтобы можно было его надолго оставить на попечение доверенным лицам, а самому заняться демократией. Понятно, что даже «середняк» не может себе это позволить (хотя бы на сравнительно небольшой срок), не говоря уж о бедняке (который вообще не-джентльмен).

Полезно также обратить внимание и на то, что всем остальным (охлосу, уж тем более женщинам и рабам) вся эта демократия вовсе не нужна, им нужен хоть какой-то порядок, «стабильность», т.е. продукты демократического процесса, его «итоги». Иначе говоря, диктатура[1].

И не так уж важно, будет это тирания (т.е. единоличная власть), либо олигархия (власть группы «олигархов») – СВОЙ (т.е. вчерашних демократов) «ЗАКОН» они установят и будут его блюсти по мере возможности неукоснительно, вплоть до следующего периода демократии, т.е. когда объявятся новые «вооруженные джентльмены» (см. эпиграф). А все остальные по мере возможности будут пользоваться этой «стабильностью», как-нибудь адаптируются к ней…

Далее полученную развертку попробовал наложить на Псковско-Новгородскую «демократию» - в целом схема наложилась вполне узнаваемо, потом – на период становления США (времен освоения Запада и позже, вплоть до Гражданской войны). Наконец, на демократический процесс в РФ – то, чему мы все живые свидетели.

Получилось, что демократия в РФ действительно была – в период «разборок на пустырях»: именно те самые «вооруженные джентльмены» и договаривались о правилах поведения, причем на всех уровнях: в офисах, в Кремле, в саунах и т.д.

Потом она закончилась, примерно к тем временам, когда методом «маски шоу» (и не только) всем несогласным популярно объяснили, «кто в доме Хозяин». После чего наступила Диктатура (кого/чего? – так ли принципиально?), она же – стабильность. Правила поведения более – менее очерчены, их любой, кто собирается попасть во ВЛАСТЬ[2] должен выучить как «отче наш» (при том, что в письменном виде их нет и быть не может). А словоупотребление демократия в нынешнем дискурсе (не только в РФ, но и в современном мире) – не более чем риторика, призванная заместить словом то, чего нет (и не может быть) в реальности.

Причем, что характерно, эта самая демократия совершенно непопулярна в «народных массах»: охлосу она не только без пользы, но и вредна. Если планка демократического процесса опускается до социального слоя охлоса, наступает хаос, т.е. развал хозяйственных и прочих связей, с объективно вытекающими из этого последствиями (обнищание, голод, грабежи и резня, тотальная деградация).

Попутно: происходящее сейчас в Украине, по-видимому, как раз и является демократическим процессом – «джентльмены» никак не могут договориться о правилах поведения. Правда, во многом, по-видимому, по причине плохого качества вооружения, поскольку именно оно дисциплинирует дискуссию между «джентльменами», делает ее более лаконичной, конструктивной. Ну а население (охлос) – оно, как и обычно: расходный материал, второстепенный аргумент в дискуссии «джентльменов», популярная фигура в риторике и т.д.

В этом отношении предстоящая серия выборов в РФ новых представителей ВЛАСТИ есть не что иное, как ритуал, в котором в роли статистов может поучаствовать и население, более того, возможны (и вполне вероятны) небольшие, косметические преобразования Закона/Порядка, но сил, способных запустить очередной демократический процесс пока не просматривается. Может быть, оно и к лучшему…[3]

 P.S.

Рассуждая таким образом, несложно обнаружить, что демократический процесс может осуществляться не только между отдельно взятыми индивидами («прямая» демократия), но и между их общностями, организованностями, в том числе и весьма крупными. Так, в частности, «выясняли отношения» сперва в Северной Корее, потом в ходе Карибского кризиса, потом во Вьетнаме, потом в гонке «звездных войн» два весьма крупных «джентльмена» (т.е. СССР и США). В результате получились известные «правила поведения». Сейчас диспозиция изменилась – наступила фаза диктатуры (детализация представляется излишней). Надолго ли?...[4]

 Итого: полученная «картина» фактически однозначно раз и навсегда закрывает тему «демократии», как площадку для цветистой риторики – ДЕМОКРАТИЯ есть ЭТО, только ЭТО, и ничто иное. Все стальное – от лукавого.

 В ходе заочного обсуждения исходного текста с небольшой группой экспертов были заявлены следующие вопросы и соображения (в слегка отредактированном виде, без существенных купюр):

1. Похоже на то. (Тем более, если есть факт, то отношение к нему мало что меняет).

             2. Не следует ли из этого, что демократия должна быть многоуровневой: ведь у себя на улице
и бедняк может быть «джентльменом». То есть можно выстроить иерархию работающих
демократий? Только не нужно лезть выше (и ниже тоже).


            3. «…СВОЙ (т.е. вчерашних демократов) «ЗАКОН» они установят, и будут блюсти по мере возможности…»

Но они не блюдут и СВОЙ закон, может, от слабости. Во-вторых, в каждой точке нужно блюсти пяток законов - федеральный, региональный, ОПГ, ФПГ, местный (все разнонаправленные, но каждый давит). Отсюда бардак.
А если и в (Центре – А.Д.) 3-4 группы со своим набором «джентльменов» -?
То есть, у нас сегодня они, по сути, не договорились, а сделали вид. Может, нынешние "договаривающиеся" - сегодняшняя, пардон, "элита" - они не-«джентльмены»?

            4. Конечно, всё именно так: демократия есть договорённости ВООРУЖЁННЫХ джентльменов. И в первом приближении ВСЁ ВЕРНО.

Вопросы возникают, когда начинаешь думать об ОРУЖИИ. Из текста получается, что речь идёт именно об огнестрельном, холодном, ядерном... и т.п. Однако оружием также могут быть деньги, симпатии-антипатии и даже секс (вспомните знаменитую греческую пьесу о том, как женщины, договорившись о совместном отказе мужчинам в близости, останавливают войну - т.е. (принуждают к – А.Д.) договорённости тех самых вооружённых парней).

             5. Если попытаться заменить "оружие" на "силу", получается несколько точнее, но вопросы всё равно остаются. Мирный авторитет в определённых условиях трансформируется в военный, однако здесь есть какие-то "коэффициенты пересчёта". Вот, например, М. Ганди, который сделал революцию, не прибегая к вооруженной силе. Но понятно, что те, кто ему противостоял, должны были бы убить СЛИШКОМ много людей. Однако в других условиях "демократы" идут на это легко...

            6. Потом остаётся большой вопрос о "делегировании полномочий", т.е. - той самой силы. В результате каких процедур это происходит? Ведь дело же не только в голосовании. Последнее как раз сейчас очень хорошо заметно - голосование будет рутинной банальностью.

             7. …Поэтому на Ваш вопрос я не могу ответить. Есть только отрицательные ответы - ясно, что Хозяин НЕ муниципалитет, но ясно также, что и НЕ некоторая мифическая "вертикаль власти", НЕ партии, НЕ президент... раскрывать каждое "не", полагаю, нет смысла, и так понятно. 

Другими словами, всё это "игроки". Демократия, как и диктатура,  на мой взгляд, разновидности игр; т.е. получается, что в эти игры играют по разным правилам. Если же смотреть именно на правила, то путинская Россия всё же демократия, а не диктатура, в отличие от советского времени, где каждый директор, каждый парторг были мини-диктаторами. Речь именно о СПОСОБАХ достижения договорённостей. Ну и, конечно, при диктатуре возникает некоторая степень МОНОПОЛИЗАЦИИ ОРУЖИЯ, в то время как при демократии ОРУЖИЕ РАСПРЕДЕЛЯЕТСЯ ХАОТИЧНО.

Естественно, это всё в порядке развития Ваших мыслей. Как мне представляется, заметка - это только "затравка", начало разговора о важной теме.

             И еще, попутно:

            8.  У Г.П. (Щедровицкого – А.Д.) всегда был тезис: Образование есть проектирование будущего. При этом под будущим Г.П. понимал то, что в принципе отлично от настоящего. А у этих орлов нет никакого видения будущего, которое они не могли бы напрямую вывести из настоящего (в этом смысле их видение будущего носит сугубо социальный, а не ценностной характер - избыток средств при недостатке ценностей, как апофеоз мечты А.Зинченко о методологе как рейнджере). Поэтому видение будущего оказывается способом встраивания в СУЩЕСТВУЮЩИЙ мир, не более.
(При таком раскладе: - А.Д.) …Образование есть способ консервации социальных привилегий. В этом состоит главный смысл реформ. Но при этом очень интересно, что нонишняя (по Зиновьеву) элита понимает под своими социальными привилегиями. Надо будет попытаться этот тезис развернуть.

(…Это действительно интересно. В чём именно нынешние "властители" видят свои ПРИВИЛЕГИИ, т.е. - не богатство и "начальство", а то, что именно их отличает от "охлоса". Вашими словами - в чём их "оружие"? и как они собираются передать его наследникам?...)

 Версии ответов, по частям:

            (2) В этом контексте имеет место скорее всего как «иерархия демократий», так и «зоны влияния», обусловленные «досягаемостью» - как в смысле осведомленности о существовании других территорий, их возможностях, ресурсах и т.д., так и в смысле претензий на них, напр., обусловленных радиусом действия имеющихся средств захвата (включая возможности средств доставки самих себя на «место действия»), а также риском схлопотать (ведь там, за забором, может оказаться тот, кто про тебя не знал, но как только пронюхал – у него тоже может появиться аппетит). В этом смысле ситуация с «бедняками в своем квартале» ничем не отличается: на него («квартал») не особо-то претендуют «более серьезные джентльмены», поэтому все «разборки» происходят преимущественно между теми, кто в этом квартале «местные». Просто планка этих разборок примерно качеству самого квартала и соответствует…

               Дело другое, что на одной территории может, по-видимому, иметь место несколько процессов одновременно (вроде «иерархии»). Напр., есть общий для нескольких территорий режим диктатуры – типа монархии или еще чего-то в этом роде, но в пределах, дозволенных режимом, есть «люфты», что позволяет местным «квази-джентльменам-беднякам» делить «местную»  власть. И пока они ее делят, в этом локусе (и только в пределах дозволенного «люфта»!) по-видимому, имеет место демократический процесс[5](«местного разлива»)..

            (3) Если «джентльмены» перестают блюсти свой же ЗАКОН, значит, режим диктатуры закончился и снова наступил процесс демократии: эти (или другие, по «обновленному списку») «джентльмены» будут вынуждены снова вырабатывать «консенсус интересов» (т.е. ЗАКОН, скорее всего такой же, но «с уточнениями»).

            При этом то, что там они нарисуют в качестве «федеральных» и проч. не имеет практически никакого значения (для них) – это для охлоса, чтоб не затрудняться еще и с этими «мелочами». Кстати, как реализуется сосуществование «ЗАКОНА» и «законов» - мы все видим на примере последних «полит-сенсаций».

            Далее: среди участников не обязательно должны быть только «персоны», это могут быть и «совокупные джентльмены», т.е. группы, сообщества (отмечалось выше: вплоть до «государств»)[6]. А «демократия» в таком контексте есть, повторим, процесс (и одновременно – динамическое состояние соц-системы), как только «договоренность» достигнута, процесс должен «остановиться». Однако на практике такое вряд ли в полной мере возможно: есть соблазн, значит, есть и поползновения. Поэтому «подковерность» в принципе никогда не затихает, но интенсивность ее может меняться в зависимости от «прочности» и «жесткости» диктатуры.

             (4, 5) В тексте употреблен образ в духе вестерна исключительно для «скелетизации» самого принципа функционирования того, что можно назвать РЕАЛЬНОЙ демократией, чтобы снять флер «рассусоливаний» по этому поводу более поздних (и нынешних – тоже) «жизненных троечников».

            А вид «оружия» - это по ситуации, по возможностям, по «убедительности». Включая секс/интим – это тоже мощная СИЛА. Вопрос конвертируемости одного в другое – за рамками ЭТОЙ проблематики.

             (6) «Делегирование полномочий» - каких/которых? «Силу» обладатель не отдаст никому до тех пор, пока в состоянии ее удерживать. Т.е. потерять статус «джентльмена» - смерти подобно[7]. Другое дело, что если этот «джентльмен» - совокупный, да еще и в сложной системе связей, ему приходится подбирать «менеджеров» (приказчиков) и бдить, чтоб тот не халтурил, не воровал лишнего и т.д. (или, не дай бог, не продался конкурентам!)…

            Ну и уж говорить про «голосование» в этих условиях (при назначении на исполнение обязанностей), тем более широковещательное – какая наивность! (не следует путать демократию и охлократию!).

            ПРАВО ГОЛОСА ИМЕЮТ ТОЛЬКО ДЖЕНТЛЬМЕНЫ! Для остальных – электоральный карнавал, дело тоже полезное[8]. Как происходит «голосование» и как выглядят его итоги – см. напр., назначение нынешнего премьер-министра…

             (7) Здесь «недопонимание» принципа (как представляется): разумеется всякие там «муниципалитеты», «вертикали» и проч. «партии» – шестерки, они не-«джентльмены», т.к. своего голоса не имеют, хотя что-то там и норовят иногда кукарекать. И, по большей части, свой шесток знают[9].

            В отношении ИГР: да, правила явно отличаются, хотя бы уже на том основании, что при демократии у отдельно взятого «джентльмена» (в том числе и совокупного) на руках нет полного (и даже контрольного) пакета акций, приходится лавировать, суетиться, торговаться, договариваться. А когда монополия достигнута – это все излишне. Надлежит посматривать, чтобы кто-то посторонний не покусился на добро и отстреливать по-возможности еще на дальних подступах. А также не пренебрегать модернизацией вооружения (силы), разведкой и т.д. Вопрос о том, что первично: хозяйствование внутри забора, или захват/оборона вне него, представляется ситуативным.

            В этом контексте можно констатировать: да, действительно, в нынешней РФ демократия есть, однако есть и расширение зоны диктатуры.

            В качестве иллюстрации: нынешняя «заварушка» вокруг Одинцово (попытка поглощения территории с целью ее дальнейшей «реализации»), равно как и относительно недавнишний скандал вокруг Южного Бутова. Это и есть реализация процесса демократии: конфликтующие стороны применяют доступные им средства для реализации своих интересов (а интересы прямо противоположны и направлены на один и тот же ресурс - территорию). В случае диктатуры ни у кого и мысли бы не появилось, что такое вообще возможно. Некоторый «динамический консенсус интересов» рано или поздно будет получен, более того, его (консенсуса) стабилизация потребует постоянной бдительности сторон, поскольку соблазн поглощения был, есть и будет. И атакующая сторона вряд ли навсегда откажется от поползновений (они исчезнут вместе с исчезновением привлекательности территории или физическим уничтожением самой атакующей стороны)[10].

            Но одновременно полезно (для понимания) указать, что именно так и никак иначе и не реализуется процесс демократии (или, если угодно: динамическое состояние): с «нервами», огромными затратами времени и средств (в том числе на взаимное выматывание), с кровопускательством[11].

             (8) Относительно «консервации» - очевидно. Относительно нивелирования качественного состава «соц-привилегий» между нынешним демосом и охлосом (не количественно и т.д., а как «идеи») – тоже. «Оружие» произрастает из позиционирования типа «хищника» (присвоения чужого ресурса «силовым» способом, квалификация подчинения/принуждения и т.д.). Плюс «социальное»: круговая порука, интриги и т.п. Желательно «удержание целого» (что, напр., не получилось у нынешних «деловиков»).

            И разве они озабочены, чтобы кому-то что-то передать?...

             Итого 2:

            1. Получилось, что «демократия» есть форма, процесс и динамическое состояние борьбы за ВЛАСТЬ, понимаемой как право доступа к ресурсам жизнеобеспечения путем силового их изъятия у других претендентов (или ограничительного доступа, распределения/дележа). Так наз. «стабильность» в этом смысле есть режим, несовместимый с демократическим процессом[12].

            2. Кроме того, из полученных представлений следует, что именно демократия, как вид режима социального бытия, является условием длящегося социального эволюционирования (а также прогресса). Диктатура в этом смысле является «прокладкой» между одним циклом демократии и другим, следующим (любой режим диктатуры, как консервация социального режима, неизбежно приводит к общей функциональной деградации и дальнейшему выбыванию из всеобщей гонки средств выживания/конкуренции).

            При этом такие, казалось бы, «непроизводительные» затраты, как взаимное выматывание, «кровопускательство» и т.п. (см. выше) являются нормальной и обязательной «платой за эволюцию»[13].

            3. Демократический процесс не касается не-«джентльменов» (т.е., в частности, «населения»), для них – специальный телесериал про «демократию», чтоб не переживали…


[1] Здесь не следует трактовать диктатуру оценочно. Вовсе необязательно «диктатура – это плохо», она есть принятая/навязанная форма организации Порядка, не более. Напр., из нынешнего «дискурса»: «диктатура Закона» - никого не смущает?... («Закон» - это кто/что? Откуда взялся? Кому и чего «диктует»? И т.д.)

[2] Т.е. «педалировать» Закон/Порядок, при том, что интересы претендента априорно «вставлены внутрь» этого Закона/Порядка, иначе механизм функционировать не может – по принципу.

[3] Для кого «к лучшему»? И в чем состоит эта «лучшесть»?

[4] 1. Это при том, что «картинка», формируемая «для внутреннего употребления» в СМИ (особенно после тотальной «зачистки поляны») может отличаться от реального положения дел с точностью до наоборот – сейчас это ни для кого не секрет…

    2. Сказанное не отменяет регулярных попыток со стороны различных «претендентов» поучаствовать в очередном «диалоге джентльменов» - вплоть до Ирана, Ирака, Северной Кореи и т.д. с США, напр.

Соответственно, «диктатор» вовсе не заинтересован в запуске очередного цикла «дискуссии», что и выражается в соответствующих «акциях умиротворения»…

[5] Ведь необязательно диктатура «обязана» пронизывать абсолютно все компоненты бытия территории. Есть некий список ее интересов, которые она будет блюсти неукоснительно (в пределах доступных ей средств), а все остальное можно отдать на откуп местному сообществу…

[6] Более того, списочный состав «совокупного джентльмена», по-видимому, в норме не является постоянным (кто-то выбывает, кто-то внедряется). К тому же внутри такого «совокупного джентльмена» вполне естественны свои подковерные игры – борьба за лидирующее положение идет уже между персонами, что, безусловно, не способствует повышению «убедительности» этого «совокупного джентльмена». Т.е. и там можно обнаружить проявления демократии.

Однако в случаях форс-мажорных обстоятельств (типа первых дней нападения Германии на СССР) процессы подковерности могут быть на некоторое время пресечены путем общего консенсуса (опасность ликвидации всех и разом слишком велика – вероятность выигрыша резко ниже ставки) в отношении введения режима внутренней (и не только) диктатуры.

[7] Очень напоминает дряхление вожака стаи и дележ этого места между претендентами, напр.

[8] «Электорат», «легитимность» и т.д. – тоже выступают компонентами «Силы», не очень надежными (и практика это показывает регулярно). Поэтому и «вкладываться» в них большого резона нет (для «джентльменов», разумеется).

[9] Наглядное пособие – судьба «тоже-партии» «Родина» (Д.Рогозин и др.): возомнили себя «тоже-джентльменами». В.Жириновский с Г.Зюгановым – образчики примерного поведения. Потому и долгожители…

[10] Вариант: в случае «вложенной демократии» (см. выше, п.2) «атакующая сторона» может существенно умерить свою активность и под угрозой наказания, если поверх нее (рамочно) имеет место режим диктатуры.

Если же «демократия» является «всеобщей», то «война всех против всех», по-видимому, неизбежна. Хотя бы на начальной стадии процесса.

[11] См. также фильм «Оклахома, как она есть» (С.Трэси и др.)…

[12] По-видимому, наиболее «стабильная» (в смысле: спокойная) форма протекания процесса демократии – «вооруженный нейтралитет» (или «холодная война»): относительное «затишье» плюс постоянные мелкие взаимные провокации. Для удержания баланса интересов практически обязательна гонка вооружений (см. выше примечание про силу), как форма латентной реализации состояния борьбы.

[13] В этом смысле идея «мировой революции», после которой должно наступить «всеобщее благоденствие» есть плод «романтической фантазии» - несмотря на то, что формально обозначенные выше «затраты на эволюцию» выглядят совершенно непроизводительными. И их «рационализация», казалось бы, должна была бы резко улучшить условия бытия всех «народов мира». Фактический смысл идеи – в насаждении режима диктатуры социальной инженерии.

Данную возможность, по-видимому, полностью отрицать не следует, однако формы (и продукты) ее реализации могут радикально отличаться предполагаемых. Напр., литературный жанр антиутопий дает некоторые модели возможного «всеобщего и полного счастья», организационно базирующегося на научно-технических достижениях цивилизации.

И такого рода тенденции можно обнаружить в современном «цивилизованном мире» (достаточно, напр., указать на «скрытый смысл» Болонского соглашения – по вопросам образования и др.).

В более широком контексте вопрос относительно пределов эволюционирования социальных структур («цивилизации», «человечества» и т.п.) пока не имеет убедительного (основательного) теоретического решения. По крайней мере, по-видимому, нельзя основательно утверждать, что данный процесс (включая его демократическую форму реализации) является принципиально-бесконечным. Вполне логично допустить, что возникновение других эволюционных форм (напр., знаковых), их развитие точно также заместит «человечество» на лидирующих позициях, как это происходило в живой природе и прежде. Формы реализации этого явления вряд ли предсказуемы (равно как и обнаружения самого этого явления из «позиции человечества» может вообще не произойти)…

"ОДА"