"ОДА"

Н.Г.Карнакова, Е.В.Моргорская

 Рамка власти: предел и преодоление

Шуйский: Давай народ искусно волновать

А.С. Пушкин Борис Годунов

Предыстория

Поводом для этой работы явился некий фельетон, напечатанный в местной прессе, в качестве сюжета которого взята этакая ситуация генеральной уборки в помещениях местной администрации, где поминаются имена первых лиц, бегающих с пылесосом, тряпкой и т.д. Продукт сам по себе сугубо незатейливый интереса не представляет. Однако существенным оказалось совсем другое: разобраться, кто и что такой публикацией делает, какова историческая и социальная рамка т.е. интерес (в том числе и практический) представляет не эпизод, а явление[1]. Тем более, что с ним каждый из нас сталкивается в работе и провинциальных СМИ, и центральных. Получился неожиданный результат что и побудило автора этих строк представить его на всеобщее обозрение.

 I.         Желтая пресса: функции

Итак, представим себе какую-либо желтую публикацию так удобнее.

У неискушенного читателя (или зрителя), разумеется, должна возникнуть естественная реакция: начальство продернули, вроде даже легче стало, можно похихикать Другая реакция: ну, теперь им показали кузькину мать, может, поостерегутся воровать. И далее, разумеется: этот журналист героическая личность, борец за правду и справедливость.

Если отложить в сторону низкое содержательно-логическое и литературное качество значительной массы этой продукции, будучи в рамке естественности, можно было бы принять, что работа сотрудников СМИ способствует решению важной общенародной задачи наведения порядка[2]. Однако повторяемость циклов разоблачений в сочетании с видимым отсутствием существенных изменений заставляет предположить, что реализуется совсем иной процесс, не совпадающий с кажимостью.

Возникает несколько вопросов, в частности:

-       что именно делает этот журналист, какое действие и с каким объектом?

-       для чего ему это нужно? каковы его цели?

-       что из этого следует для меня в практическом смысле?

-       какие средства применены автором?

-       и далее: а что делаю я?

 Попытки ответов

Сплошь и рядом (как и в нашем случае) качество сюжета и самого текста низкое значит, автор либо не удосужился освоить хотя бы отечественное культурное наследие[3], либо специально задал низкий уровень планки (либо то и другое вместе). В первом случае получается, что я имею дело с малограмотным, малокультурным индивидом, имеющим наглость подсовывать мне явную халтуру (независимо от того, сознает он это сам или нет). Но это, следовательно, означает, что меня приравняли к себе, т.е. автор и Ко производят культурную гомогенизацию публики, причем в направлении ее примитивизации.

            Во втором случае имеет место продолжение советской традиции, когда образование и пропаганда были устроены так, чтобы рядовому строителю светлого будущего невозможно было догадаться, кто, как, для чего и в каком месте ему дурит голову. Можно констатировать (и вряд ли для кого-нибудь в этом будет открытие), что и ныне машина образования и пропаганды работает на модель потребителя с тремя классами образования так, чтобы не требовалось усилий для понимания, запоминания и т.д.[4] Иначе говоря, мне задают функцию потребителя словесного мусора, не содержащего никакой информации (ни в трактовке Винера, ни трактовке Шеннона).

            Но, в обоих случаях: за кого меня держат? За малограмотного недоумка? На каком основании[5]? Для чего бы это понадобилось пресловутым автору и Ко

Чтобы избежать типичного выяснения кто есть кто с последующими изобличениями (т.е. весьма малополезного занятия), следует попытаться найти историко-культурные или/и теоретические основания явления (тем более, что налицо не отдельный эпизод, а именно социальное явление). А далее каждый употребляет как умеет

 II.        Власть, быдло, хамство

Задача автора в этом фрагменте обнаружение принципиальной схемы воспроизводства явления, частным случаем которого выступает упомянутый в начале эпизод (повод). Именно такая схема и позволит, по предположению, уяснить его сущность, его последствия и т.д. Полагания, использованные ниже, являются в известном смысле произвольными, их справедливость определяется практичностью получаемого результата.

Соотнесению подлежат три исторически существующие реалии: быдло, власть и хамство.

 Быдло в культурно-историческом смысле есть обозначение той части сообщества, социальная организованность которой задается извне, традицией[6] или/и  властью. По существу, отличие быдла от не-быдла состоит в том, что быдло не может самостоятельно принимать решение и разумно соорганизовываться если рамки требуемых действий выходят за пределы натурального хозяйства[7] и родовой организации социальных взаимодействий[8] (нет требуемого представленческого и мыслительного аппарата).

Прецеденты существования не-быдла (для определенности: зачатков гражданского общества) на Руси есть, напр., Новгородское и Псковское самоуправление в 10 12 веках, когда горожане самоорганизовывались через взаимный договор, что, кстати, не исключало и потасовок между ними как способа принятия решения[9].

Таким образом, характеристика быдло относится не к людям, а к бытующим представлениям, способу функционирования сознания и организации действия. То есть, особенно в современных условиях, будет неверно говорить: он быдло (тогда это ругательство). Данная структура в той или иной мере может быть представлена в сознании любого из нас, существенным же будет то, является ли эта структура у индивида единственной или по крайней мере главной или нет.

Исторически власть есть структура социальной организации, построенная на подчинении быдла властям, т.е. верхнему элементу социальной структуры[10]. Власти изымают у быдла прибавочный (и частично необходимый) ресурс жизненного воспроизводства (как хозяйственный, так и человеческий, например, для ведения войн, обслуживания, строительства и т.д.), его потребляют и частично распределяют для организации своих силовых структур. Механизм изъятия распределения обеспечивает полуголодное существование быдла, чем задается его управляемость и подчиняемость. Дополнительным инструментом организации при этом выступает идеологизация (например, через религию как инструмент обоснования права властей на власть и обязательности послушания быдла)[11]. При этом в целях сохранения и наращивания своего ресурса власти исполняют функцию оргуправления, взаимовыгодную для обеих частей системы.

Историческая связка власти быдло неразрывна, оба компонента взаимно порождают друг друга. Путем уничтожения ростков само-деятельности (многие еще помнят преследование властями диссидентов, рокеров и тунеядцев, например И.Бродского) власти обеспечивают свою устойчивость, поддерживая однородность, а значит, неподвижность, неизменность быдла. Оно постоянно нуждается в руководящих решениях (защите покровительстве), для чего выделяет специальное место для лица, реализующего эту функцию (быдло, кстати, также не заинтересовано во всяких-там-ростках - вспомним характерное ругательство: больно умный).

Следует разделять смысл словоупотребления власть обиходного и функционального. Обычно властью именуется управленческий аппарат это имя перешло к нему по наследству. В то же время власть принципиальная такая силовая организация взаимодействия между индивидами и сообществами, ядром которой является ничем не ограниченное присвоение и потребление. Такая дикая власть имела место в грабительских набегах кочевников, когда этот властелин никак не был заинтересован в поддержании воспроизводства жизни на территории: завтра он будет грабить других. Оседлые власти всегда совмещали режим изъятия с оргуправлением чтобы население могло производить ресурс потребления и в этом смысле действовали культуросообразно.

Схематически:

 В условиях двухполюсной социальной системы (власти быдло) периодически появляющиеся в среде быдла более сильные (хитрые, агрессивные) индивиды стремятся занять властную позицию для изъятия и потребления чужого ресурса. Неизбежная для этой системы ограниченность представлений о ценностях (нечего хотеть кроме самой власти) и средствах действия (единственное доступное такому сознанию насилие или его угроза) навязывает индивиду хамский способ действия.

Под хамством здесь понимаются любые действия, направленные на разрушение структур, обеспечивающих воспроизводство деятельности, без замещения их другими (более эффективными). В результате происходит деградация среды (от загаженного подъезда до неуплаты по счетам, от бытового уровня до межгосударственных отношений). Целью хамского действия всегда является захват доминирующего положения (власти), что можно сделать в отношении дезорганизованной среды (организованные структуры будут сопротивляться).

Наверное, данный тезис очевиден, иллюстрации к нему настолько многочисленны, что каждый может привести их сам и на бытовом[12], и на историческом материале.

При этом хам-самовыдвиженец зачастую не имеет ни малейшего представления об оргуправлении, что приводит к катастрофическим последствиям. Далее, если захват власти удался и осознана необходимость ее дальнейшего воспроизводства, такой самовыдвиженец вынужден в экстренном режиме осваивать хоть маломальские нормы хозяйствования/оргуправления, т.е. получает  хомут, о котором в начале авантюры и не мечтал.

В российской истории самой бессмысленной и беспощадной формой хамства является бунт, который неукоснительно приводит к одним и тем же результатам (разруха вокруг есть проекция разрухи в головах по проф. Преображенскому). При этом бунтующее быдло может быть задействовано как орудие выбивания из властной позиции одного списка лиц с целью его замены на другой список лиц (этого в нашей истории тоже хоть отбавляй), однако при этом все функциональные позиции сохраняются, независимо от того, каковы были стартовые иллюзии.

            Власти оседлые, т.е. вынужденные хозяйствовать, задают нормировку социальной организации, что ограничивает эскалацию насилия, бездумное уничтожение ресурсов, в этом смысле такой тип взаимодействия есть огромный прогресс по отношению к дикости хаоса безвластия.

 III.      Некоторые промежуточные итоги

1.         Как показано в ч.II, хамить можно только по поводу властей, чтобы занять их позицию, а по поводу оргуправления хамить бессмысленно: его можно только критиковать (т.е. производить первичную диагностику функционирования, чтобы далее дорабатывать машину до требуемых параметров). В этом смысле хамство и критика есть совершенно разные процедуры.

            В обозначенных выше желтых публикациях налицо действие по привлечению внимания к себе (какой я героический и остроумный властитель дум!), т.е. по захвату одного из компонентов власти популярности, по вытеснению власти с места, занимаемого ею в сознании индивида, и занятию его собственной персоной. Их авторам невдомек, что прошли столетия представления, нормы жизни изменились. Сейчас власть в более-менее чистом виде вряд ли удастся обнаружить на земном шаре (хотя локальные вспышки, напр., рабовладения то в Чечне, то в Португалии, то в Подмосковье, то в Китае имеют место). Изрядно потеснен феодализм. Появился слой граждан и в мире, и в России (не в смысле записи в паспорте, а по позиции в обществе, по исполняемым социальным функциям). В мире нет монополии власти, реально ведущую позицию занимает оргуправление. Это объективная траектория развития социума (небыстрого, с ошибками и возвратами): он усложняется, со слабенькой головенкой в нем делать нечего. И быдлу действительно ничего другого не остается, как хамить из подворотни, гнездясь в разных отстойниках, претендуя на возврат прошлого. Так и хочется сказать этим авторам и Ко: ребята, да вы что, в холодильнике просидели эту тысячу лет? Как вам удалось так хорошо сохраниться?

2.         Однако одновременно возникает ряд вопросов, не сводимых только к обсуждению качества желтой прессы, но касающихся и работы СМИ в целом, вот некоторые из них:

-       на каких основаниях, пользуясь какими представлениями, СМИ-деятели могут диагностировать функционирование оргуправления любого уровня?  Достаточно ли только здравого смысла или нашего высшего образования, чтобы компетентно обсуждать эти вопросы?

-       каким образом расщепить позиции власти и оргуправления, если они представлены на одном и том же индивиде, который при этом сам вовсе не заинтересован в этом расщеплении[13]?

-       какие действия надлежит проделать, чтобы локализовать властную позицию, активизировать функцию именно оргуправления[14]?

-       какого рода работу над структурами сознания надлежит проделать работникам СМИ, чтобы преодолеть в себе эту связку (менталитетная фигура власть подчинение является исключительно стойкой)? И есть ли желающие?

Модальность самих вопросов риторическая. Их умножение в этом месте полезнее прекратить, оставив место под самостоятельную работу для тех, кому эта работа покажется осмысленной и практичной.

 IV.       Структура власть подчинение: генетическая реконструкция

1.         Вряд ли оригинален тезис о том, что в данный исторический период в массовом сознании продолжает воспроизводиться ядерная феодальная схема власть подчинение, являющаяся стержнем всей социальной организации. При этом оппозиция власти все остальные представляется, с учетом изложенного в п.II, достаточно иллюзорной (ротация властных персон мало на что влияет) эти части есть одно и то же, находящееся на одной из двух возможных полочек стратификации. Иллюзия эта держится на интенции одной страты удержаться у власти, а другой занять это место или отщипнуть от распределяемого ресурса.

            Если принять во внимание, что любое внешне выраженное действие есть проекция этого же действия, уже осуществленного в сознании, то станет очевидным, что именно фигура типа власть подчинение руководит индивидами повседневно в быту, на работе, в социуме[15] независимо от их положения в социальной стратификации.

2.         Что это означает применительно к обсуждаемому кругу вопросов[16]?

            Представляется уместным припомнить общие очертания моментов формирования, модернизации и деградации отечественной структуры власть подчинение (оно же власть быдло хамство)[17].

Родоплеменная организация жизнедеятельности славянских племен на территории европейской части нынешней России примерно в VII IX  в.в. оказалась неспособной противостоять набегам кочевников и др., что вынудило их обзаводиться князьями. В исторически относительно короткие сроки образовались превращенные структуры выполнение князьями и их дружинами функции защиты от внешней угрозы трансформировалось в систему власть подчинение, с дальнейшими постоянными междоусобицами и т.п. Ориентация социокультуры на феодально-паразитическую форму бытия постоянно приводила к явлениям кризисного характера, обусловленным (или провоцируемым) прежде всего военными поражениями.

Структурная модернизация, произведенная Петром I, превратила царство в империю с огромными человеческими и природными ресурсами, что, в свою очередь, обеспечило стране роль мирового жандарма. При этом для функционирования огромной централизованной военно-чиновничьей машины из Европы в Россию были импортированы науки и искусства (точнее развлечения), пришлось быстро выращивать целый слой весьма грамотных людей (сначала из числа дворян, а далее и из разночинцев).

Именно этим временем, по-видимому, можно датировать возникновение прослойки интеллигенции как особой социальной страты[18], которая в силу доступа к знаниям и искусствам, владения формально-логическим инструментарием и т.д. оказалась с одной стороны отделенной от общей массы быдла (с его сивушным перегаром и капустой в бородах), а с другой не допущенной к власти, до которой разнокалиберные высокие особы и не предполагали ее допускать (что вполне естественно).

С этого времени власти более не могут отказаться от услуг этой новой страты, т.к. за счет ее деятельности обеспечивается производство прежде всего оружия, научно-техническое обеспечение и создание новых образцов военной техники (как условие устойчивости позиции властей). Но одновременно власти ее терпеть не могут, т.к. она постоянно претендует на некую долю власти в рамках представлений о справедливости, нравственности и т.п., фактически же спекулируя своим монопольным положением в интеллектуально-техническом обеспечении военной мощи государства[19].

Интеллигенция также постепенно замещает духовенство в функции идеологизации страны формируется ее гуманитарно-идеологическая и творческо-художественная часть[20]. Фактически страта интеллигенции является носителем все тех же менталитетных черт по своему порождению, является двуликой, т.е. обслуживает потребности власти, но одновременно постоянно размывает основания общественного устройства через критику, анекдоты и проч[21].

Ресурс, полученный на первых порах за счет реформирования царства в империю, расходовался несколько столетий, но уже к началу 19-го века стало очевидным серьезное отставание России от Европы, локальные реформы 60-х годов не дали требуемого эффекта (поскольку починить феодализм нельзя, он при этом все равно остается феодализмом). Военные поражения империи в начале 20-го века с неизбежностью привели к очередному кризису системы власть подчинение и следующему витку социальной модернизации: революция 17-го года позволила ликвидировать социальные перегородки, сделать систему более динамичной (проницаемой) в отношении ротации кадров, что дало на некоторое время прирост конкурентоспособности государства.

В сочетании с мощной идеологической инъекцией[22] эти преобразования обеспечили резкое усиление режима, его мобилизационной способности и в хозяйственно-экономическом отношении, и в военно-политическом. Это позволило (с огромным напряжением ресурсного потенциала) одержать военную победу над фашизмом, оснаститься ядерным оружием, мощной ракетной техникой и т.д. Одновременно население получило доступ к начальному, среднему образованию, а также, особенно после войны и к высшему (преимущественно техническому). Режим железного занавеса, весьма герметичный поначалу, стал постепенно ослабевать и за счет развития электроники (плохое радио), и за счет туризма (для рядовых в соцстраны, для аппарата - и в капстраны); ослабление лагерности режима (как опасного для жизни самих ответработников) дало интенсивный отток населения из деревень, прогрессирующее пьянство и воровство и т.д.

Деградацию хозяйственноэкономической деятельности власти (оргуправление) страны во все большей мере стали компенсировать импортом (в рамках СЭВ, по особо дефицитным позициям из капстран). Открытие огромных нефтегазовых месторождений Тюменского Севера пришлось как нельзя кстати: сырьевой экспорт покрывал расходы на растущий товарнопродуктовый и промышленный импорт[23].

К началу 90-х годов стало очевидно, что ресурс воспроизводства системы в очередной раз проеден: позорное поражение в Афганистане, несостоятельность ответа навязанным США темпам гонки вооружений, недееспособность промышленности[24], всеобщее пьянство и воровство и проч. внешние проявления этого кризиса: не властей, а всей системы власть быдло хамство. Можно сказать, она не выдержала конкуренции с системой технологизированного Запада, потерпела радикальное поражение, причем в отличие от всех прежних времен без единого выстрела: пришлось делать проницаемыми границы, фактически перейти на чужую валюту (экспромты с рублем ликвидировали его статус, оставив ему место текущих бытовых расчетов), от империи в короткое время отделилась периферия и т.д.

При этом, в отличие от прежних времен, налицо условия для расщепления системы власти быдло: власти (прежде всего центральные) получили реальную возможность обойтись для собственного воспроизводства практически без быдла за счет прямого экспорта сырьевых ресурсов в обмен на ресурс потребления и ограниченного распределения (для поддерживающих структур). Быдло перестало быть источником ресурса потребления и оказалось как бы не у дел, предоставлено самому себе выживай как умеешь[25]. Озабоченность властей в этом случае сводится к локализации спонтанных бунтов (голодных, а теперь еще и холодных дожили!), представляющих угрозу режиму властвования (точнее персонам, занимающим эти функциональные места по схеме феодальных бунтов прежних столетий).

Последнее десятилетие реформ не внесло сколько-нибудь существенных поправок в данную картину: продолжается девальвация национальной валюты; производства сколько-нибудь наукоемкие, передовые нацело отсутствуют (как и разработки в этом направлении); страна опять завязла в очередной колониальной войне,  без всякой перспективы на успех; разоружение продолжается (до разумной достаточности); население постепенно деградирует (не без помощи Наробраза и пропаганды) и т.д. Налицо формирование из страны большой буферной зоны между Европой и исламским фундаментализмом/наркоторговлей (причем в случае Афганистана с прокладкой из среднеазиатских республик, а в случае Чечни напрямую, что гораздо болезненнее)[26].

За все последнее десятилетие ни сами власти, ни их полуфеодальная интеллигенция так и не смогли выработать представления о лице нации, идеи ее современного государственного оформления[27]. Следовательно, дальнейшие действия по очередному строительству обречены на делание неизвестно чего, что означает дальнейшую колонизацию территорий страны более организованными мировыми структурами. При этом уже сейчас очевидно, что надлежит навсегда расстаться с иллюзиями по поводу возрождения и прочей риторикой объективно не обнаруживается условий для реставрации прежнего режима воспроизводства ни в идеологическом отношении, ни, тем более, в военно-техническом.

Сказанное не означает, что не может быть попыток реанимации величия феодализма, организации жестких форм подчинения и т.д. однако уже имеющиеся прецеденты показывают, что с каждым разом получается все более цветистый фарс.

 V.        Структура СМИ-продукции

            Представленная выше диспозиция теперь может быть наложена на обсуждаемую тему.

Поскольку производителем СМИ-продукции выступает страта интеллигенции, то в ее продукции пропечатывается структура ее сознания. Разновидностей продукции, по-видимому, не так уж много можно выделить три:

-       холуйская, т.е. сводящаяся к славословию в адрес властей, в том числе и в контекстных формах (типа гордости родным краем, трудовым народом и т.д.);

-       как бы критическая - уличающая власть в несоответствии слова и дела, выявляющая интеллектуальную несостоятельность ее представителей и проч. (что в данном контексте есть подлог, поскольку пространства для собственно критики нет и быть не может);

-       религиозная как форма компенсации собственной недееспособности, в том числе и в интеллектуальном плане в виде разнообразных виртуальных реальностей типа УФО-логий и т.п.

Производство так называемой объективной информации в этом отношении есть едва ли не единственная форма самосохранения чтобы не попадать в противоречие между оппозиционерско-интеллигентскими нравственными устоями и необходимостью непрерывной демонстрации преданности режиму и его функционерам[28].

Другая часть от общего объема продукции та, что произведена на границе между быдлом и интеллигенцией: политтехнологии, скандальная хроника, клубничка, шоу-бизнес, анекдоты и т.д.[29] (деньги не пахнут, главное чтоб клиент был доволен).

Существенно, что ни в одной из этих позиций не обнаруживается ничего иного кроме воспроизводства все тех же традиционных фигур сознания, представленных выше, что означает воспроизводство системы власть подчинение (т.е. ее длящийся закат).

Тем не менее, перечень был бы неполным, если опустить еще одну позицию, крайне редкую для наших СМИ, но также частично подпадающую под обозначение СМИ-продукция: вразумительные аналитические материалы, в которых с той или иной степенью успешности делаются попытки фиксации сущностных единиц ситуации, выделения механизмов внутрисистемного воспроизводства и межсистемного взаимодействия[30]. Существенным является то обстоятельство, что в этих материалах в той или иной мере делаются попытки выйти за пределы системы власть быдло, что не отменяет также и интенции, например, к заигрыванию с властями или мифотворчеству и т.д. Отделение себя от властной рамки процедура не одномоментная и порой мучительная, в естестве - маловероятная. Но по факту: такой выход возможен и хотя бы точечно реализуется.

 VI.       Перспективы?

В наше время тот, кто рвется во власть

аутсайдер в культурно-историческом смысле.

Д. А. (из частного сообщения)

 Из сказанного выше вполне очевидно, что нации приходят кранты при такой конструкции ее менталитета[31]. Последний как стержнеобразующая единица нации весьма устойчив, его базовые структуры формируются тысячелетиями и не склонны трансформироваться, поэтому нации с неконкурентоспособным менталитетом исчезают неведомо куда, их место занимают другие, с иным менталитетом это происходит либо с применением силовых методов (война), либо сравнительно бескровно (вследствие вымирания или разбегания кто куда). Сгинули же куда-то печенеги, половцы (и т.д., и т.п.) для нас, живущих сейчас, никакой трагедии в этом нет.

Представляется сомнительным, что другая жизненная рамка получится естественно, как результат эволюционирования традиционно-менталитетной.

 Условием смены рамки, по-видимому является исчерпание ресурса воспроизводства, основанного на прежних представлениях. Только это может заставить решиться на своего рода убийство себя в прежнем качестве: чем так жить, лучше вообще не жить (а жить хочется!).

Второе необходимое условие получения другого типа сознания, способного к устойчивому воспроизводству, наличие у индивида средств, которыми не обладают носители нынешнего менталитета: умения обнаружить в своих поступках действие рамки власти, отделиться от нее, расчленить (из чего она состоит, к чему крепится, где, когда и как она была на него надета, как и что он делает благодаря ей, что из этого получается). Чтобы это проделать, необходимо приобрести (научиться, сконструировать) мыслительные средства, которых в естестве бытия нет: фиксации собственных текстов внешних и внутренних: из какой рамки они получены и какое действие они индивиду навязывают; схематизации ходов и результатов (которая позволяет жестко, без зашумления фиксировать смыслы).

Обозначенные выше условия являются необходимыми, но недостаточными. Если индивид убедился в отсутствии перспективы, в ее убожестве, он вынужден искать другую рамку (вне ее индивид есть говорящее животное не более).

Опыт работы показал, что альтернативой рамке власти является рамка развития, в которой вырабатываются другие, следующие представления[32] о жизни, мире, возможном и желаемом, о формах и способах действования, чувствования, соорганизации. Следующие и более сложные по отношению к имеющимся культурным образцам (иначе не развитие, а самонадеянность варвара).

Обсуждение очертаний будущей (возможной) нации, страны, государства в этом контексте представляется сугубо преждевременным и малопрактичным. Однако постановка задачи уже здесь может быть произведена: в первую очередь требуются мыслительные средства (по типу обозначенных выше), а также содержательный диалог как средство их получения.


[1]              Кстати, любой читатель без труда может себе представить модель подобной визгливой публикации (газетной или ТВ), где разоблачаются проделки властей (типа кто и сколько украл), чего, разумеется, эти власти никак спокойно перенести не могут. Дальше начинается потасовка, где одни, как правило, апеллируют к свободе слова, а другие к долгу (и долгам) и т.п. Эти упражнения регулярно воспроизводятся, что обессмысливает их окончательно. Значит, при этом обеими сторонами делается что-то не то

[2]              Автор при этом не отрицает социального значения машины СМИ но под лозунгом наведения порядка  регулярно производится работа иного рода, а не критика.

[3]              Указывать на Д.И.Фонвизина, М.Е.Салтыкова-Щедрина, Н.В.Гоголя, Н.Лескова, И.Ильфа и Е.Петрова и др. вроде как-то  несолидно, но зачем повторять то, что уже сделано, в гораздо худшем исполнении (?) этот вопрос задавать автору бессмысленно (а значит, он решает какую-то другую задачу).

[4]              Что машина СМИ и делает: с обращением выступил, взорвалось, утонуло, сгорело, на выборах одержал победу, учителя голодают, жители мерзнут, на мине чеченских боевиков, взяли с поличным - это и есть в данной версии новости

Однако очевидно, что для того, чтобы научиться прыгать, надо прыгать; а для того, чтобы научиться прыгать высоко надо постепенно и постоянно повышать планку. А если не делать ни того, ни другого каков будет результат? (см. выше)

[5]              С позиции здравого смысла, единственно практичным действием в этом отношении является соблюдение интеллектуальной гигиены, т.е. отключения себя от всех этих источников. При этом наступает почти полная тишина: такое впечатление, что осмысленных продуктов в нашей стране либо больше не производится, либо их старательно скрывают от широкой публики (кто и для чего?).

[6]              Исходно жизнедеятельность человека привязана к хозяйственным, а, соответственно, к практически неизменным природным циклам. Опыт, накапливаемый в ходе такой деятельности, постепенно оформляется в совокупность норм, т.е. традицию. Она задает действия индивида, устраняя необходимость самостоятельного принятия решений.

[7]              Показательно в этом отношении, что из многочисленных в конце 80-х годов российских фермеров сумели выжить единицы те, чьи представления обеспечили возможность установить эффективные внешние связи: закупки, продажи, обороны (от соседа, от братка, от государства)

[8]              У современного читателя на слуху часто употребляемые при описании политических реалий термины: тейп, семья, клан При такой организации взаимодействия существенными оказываются не профессиональные качества участников, а преданность и повязанность их между собой. То есть родовая организация социальной жизни по-прежнему остается стержневой, тем самым перекрывается возможность для выработки и реализации других способов взаимодействия.

[9]              См., например, журнал Городское управление, №1, 1999г., подробную статью С.Пушкарева: Самоуправление и свобода в России. Древняя и Новгородская Русь.

[10]             В лукавом русском языке словом власть именуется, как минимум, две смысловых единицы: 1) тип социальных отношений; 2) лица, удерживающие верхнее положение в социальной структуре. Для определенности последнее заместим словом власти.

[11]             Как некогда было подмечено М.В.Волковой (и не только ей), назначение механизма идеологизации есть тупизация населения, т.е. удержание массового сознания в полуграмотном состоянии, в мифах и т.п. тогда оно покорно и послушно (т.е. манипулируемо).

[12]             Современные формы хамства/власти имеют весьма психологизированные модификации: когда один индивид, одержимый жаждой общения, навязывает другому свое общество, уничтожая при этом его временной ресурс, предназначенный его владельцем для другого употребления - первый является паразитом и хамом, понимает он это или нет. Однако если уничтожить временной ресурс нужно обоим, то это уже не хамство, а партнерство не так ли?

[13]             Очевидно, что любой текст, направленный властной персоне, в норме воспринимается как покусительство на властную позицию, и наперед известно, что: критиковать начальство все равно, что целовать льва: страху много, толку мало.

[14]             Даже в ситуации внешней угрозы функционер, удерживающий властную позицию, не всегда способен предпринять адекватные оргуправленческие действия. Замерзание жителей городов и поселков Приморья нынешней зимой тому иллюстрация: угроза вымирания есть, а оргуправленческих действий нет; властная позиция как бы замкнулась сама на себя, будучи не в силах вообще что-либо предпринять.

[15]             Включая бытовые сцены, ревность, сюсюкание над младенцами и т.д.

[16]             В другой форме: полезно иметь если не программу действий, то хотя бы надежную координацию во времени и пространстве - во избежание бессмысленности и хаотичности мысле- и телодвижений.

[17]             В той или иной форме авторы этих строк уже публиковали материалы по этому поводу на страницах журнала Городское управление в период 1998 1999 г.г.

[18]             В этом контексте представляется неслучайным, что интеллигенция есть социальное явление, свойственное только России.

[19]             Можно сказать, что страта интеллигенции - как для власти, так и для быдла - есть форма разврата - ее деятельность освобождает и тех, и других от необходимости мыслить, интенсифицируя процессы их деградации. В то же время и сама интеллигенция также находится под зонтиком и на материальном содержании у властей, что никак не стимулирует ее к смене позиции - с холопской на гражданскую.

[20]             Продуктами такого замещения являются разные курьезы, вроде русской религиознодуховной философии. В сфере общественногуманитарных дисциплин такие курьезы продолжают тиражироваться и по сей день, поскольку заказ власти на эти продукты постоянен (диамат не последнее достижение отечественной философской и гуманитарной мысли).

[21]  Наиболее рафинированной формой интеллигентского позиционирования является диссидентство как радикальное отрицание хамскофеодальных форм общественного устройства. Однако помимо отрицания практических действий по проработке иных, более эффективных общественных форм, тем более их реализации у диссидентствующей интеллигенции не обнаруживается (огромное количество утопий по этому поводу не в счет). Слегка метафорически: интеллигенция есть продукт скрещивания европейского рационализма с российским религиознофеодальным менталитетом, сей гибрид при этом остается внутри менталитета и подчиняется его порядкам, постоянно ерничая и фрондируя.

[22]             Идея коммунистического строительства в сочетании с диаматовской инфраструктурой внешне радикально отличались от предшествовавшей парадигмы, что стимулировало ротацию кадров и в сфере идеологического производства, хотя структурно данная конструкция не имеет принципиальных отличий от религиозной, что обеспечило ей хорошую вживляемость в социокультуру. Тема оживленно обсуждалась в конце 80-х начале 90-х годов, сейчас она относится к немодным, а напрасно

[23]             Среднее и старшее поколения должны хорошо помнить, как в 60-е 70-е годы страна из экспортера зерна превратилась в его импортера, сельское хозяйство, пищевая и легкая промышленность деградировали буквально на глазах, с каждым годом все глубже

[24]         Современное российское производство и по сей день является модернизированным феодальным хозяйством. В производстве элементы (включая рабсилу) формализуются, за счет чего обеспечиваются заданные параметры выпуска продукции. В отечественном же квазипроизводстве, при наличии внешней атрибутики (план, технология, оборудование, функционалы), имеет место ассимиляция производственного процесса коммунальным. Каждый из его участников норовит занять властную позицию, образуя собственную зону влияния, разрушая производственный процесс тем или иным способом (воровство, блат, производственный героизм). Коммунальные отношения не могут не ломать производственный процесс, при этом производство редуцируется до изготовления (как при натуральном хозяйстве), на выходе такого производства получается хлам (автомобиль как неполный комплект бракованных запчастей; дом, нуждающийся в капремонте сразу после ввода в эксплуатацию), и ни у одного позиционера нет условий для выработки более сложных социумальных представлений.

 

[25]             Примерно как в частушке 70-х годов:

Будьте здоровы, живите богато,

Насколько позволит вам ваша зарплата,

А если зарплата вам жить не позволит,

Так вы не живите, никто не неволит

[26]             Следовательно, разумная достаточность вооруженных сил в этих условиях ограничивается сугубо погранично - полицейскими функциями.

[27]             Симптоматично, что даже в вопросе национальной символики пропечатались черты заката системы власть - быдло, ее неконкурентоспособности. Налицо эклектика, где одни символы заимствованы от государства с одним устройством (бывшего!), другие от другого (тоже бывшего).

[28]             Типа А посетил Б, В выразил озабоченность, в Г взорвалось, утонуло, забастовали или открыли памятник и так вплоть до кулинарных рецептов.

[29]             Такое впечатление, что и типовые школьные учебники по истории и литературе тоже отсюда

[30]             Прежде всего это относится к некогда активному движению СМД-методологии (Г.П.Щедровицкий и др.). Сейчас ввиду отсутствия организующего начала (центра) эта работа если и продолжается, то в полуявочном режиме. Соответственно, и само продвижение мысли существенно затормозилось, и его идейная продуктивность есть результат усилий отдельных людей в стране что тоже имеет свои ограничения.

[31]             См. ч.III, п.3

[32]             Примечательно, что такие представления не могут быть произведены сознанием отдельно взятого индивида; средство их получения специально организованный диа-полилог.

"ОДА"