"Ода"

РЕГИОНАЛЬНАЯ СОЦИОКУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА

  ОСНОВАНИЯ, УСЛОВИЯ, СРЕДСТВА

 Предисловие автора (2000 г.)

1. Данный текст был "сработан" для употребления в оргуправленческой среде и в дальнейшем адаптации для "нормального" читателя не подвергался. 

2. Текст во многом еще несет на себе следы идейного "энтузиазма" начала 90-х годов, когда неоформившиеся в значительной мере "новые социальные механизмы" страны допускали некий простор для  построений социального будущего России (вплоть до самых фантастических конструкций, если кто помнит...). Позднее все более стал очевидным очередной виток модернизации российско - менталитетного феодализма : очередная попытка его "гибридизации" - теперь уже с "капитализмом" (взамен "социализма") - опять не привела к смене парадигмы в целом (да и желал ли этого кто - нибудь - реально - ?). Однако в части фиксации "положения дел" и по сей день приведенные утверждения, по видимому, имеют силу.

3. Привязка текста к определенному городу (Сургуту) вряд ли существенна, специфика лишь в том, что степень "сгущенности" (а также и изворотливости) упомянутого феодализма в данном случае выше - за счет специфики места , его предыстории и т.д. Т.е. место можно рассматривать как "модельное" в отношении других территорий страны - где культурная освоенность территорий маскирует очевидность того, что нам про себя так не хочется признавать... (и в чем так удобно бытийствовать - правда, если не считать некоторых неизбежных издержек...)

 

1.         СТРУКТУРА  СОЦИОКУЛЬТУРНОЙ  СИТУАЦИИ

 

Получение исходных данных для разработки культурной политики региона и г.Сургута требует рассмотрения минимум трех уровней  положения дел:

-  регионального (1),

-  федерального (2),

-  мирового  (3).

Игнорирование любого из этих уровней чревато неадекватностью дальнейших действий.

  1.1.      Специфика истории освоения региона и создания г. Сургута определяет  характер культурных процессов на его территории:

- этническая культура коренного населения и традиционный уклад переселенцев, формировавшийся начиная с 17 века, был смят в результате массового наплыва людей с самой различной культурной предысторией, организуемых министерствами как большая машина для добычи дефицитного энергетического ресурса[1];

- новое население, будучи прагматически ориентированным (высокие доходы, льготы), не получило возможности развертывания собственных культурных (традиционных) форм, имевших место в прежних местах проживания. Оно оказалось вынужденным искать совместимые формы, т.е. такие, которые с одной стороны были бы естественны (т.е. традиционны) для данных конкретных людей, а с другой стороны - вписывалась бы в складывающиеся новые формы жизни: с производственно - деловой, меркантильно - прагматической  ориентацией, ведомственной конкуренцией, идеологией временности проживания и т.д.;

- особенность региональных условий дополняется острым сенсорным дефицитом - скудностью впечатлений, поступающих извне, от природы, от городской (поселковой) жизни, вынуждающей употреблять практически любую сенсорную пищу - вплоть до самых примитивных развлечений и заполнения времени телепросмотрами, склоками, алкоголем, бессодержательной речевой деятельностью;

- другой характеристикой особенности условий является высокая плотность застройки города и поселков, что влияет на повышение скорости износа тем для разговоров, сенсаций, впечатлений, разыгрывания семейных драм и проч. в несколько раз по сравнению с большой землей, т.е. с местностями, культурно освоенными;

- за время промышленного освоения региона (т.е. примерно за 30 лет) возникло (родилось) и оформляется новое, молодое поколение населения, имеющее отрывочные представления о культурной традиции, из которой вышли их родители. В то же время это поколение уже не имеет на себе идеологии временности пребывания на Севере (жизнь здесь для них оестествилась). Выращенное в условиях сравнительно обеспеченной жизни, на всем привозном, в условиях острого сенсорного дефицита, именно новое поколение оказалось в ситуации вынужденности складывания приемлемых форм постоянной жизни. Сырьем для этого процесса выступают коммунальные формы бытия[2]  - пока ничего другого всерьез позаимствовать ни у старшего поколения, ни из информационного поля СМИ не удалось [3].

1.2.      Федеральная специфика социокультурной ситуации как бы накладывается поверх региональной:

- традиционный феодально - общинный уклад в сочетании с медленно расширявшимся фабрично - заводским укладом[4] в ходе революции и последующих преобразований подверглись активным дестуктурирующим воздействиям, замещению нормами соцкультбыта. Данные преобразования оказались весьма эффективны в отношении укрепления государственности и быстрого индустриального оформления страны. Однако при этом режим естественного эволюционирования форм жизнедеятельности (и соответствующих совокупностей культурных норм) был прекращен: страна вошла в режим проектирования новых форм с ограниченной возможностью оестествления этих форм;

- идеологический   ресурс  проектирования  оказался исчерпанным уже в конце 70 - х годов, что породило неустойчивость работы оргуправления и необходимость новой серии преобразований. Лозунги перестройка, демократия, рынок и др. выполнили функцию отказа от прежнего режима, но не обеспечили вхождения в режим следующего проекта - которого, судя по имеющимся материалам - до настоящего времени нет. По этой причине происходит активное, но слабо организованное движение взаимной ассимиляции Восток - Запад, опирающееся прежде всего на корневые национально - этнические структуры, которые формировались начиная с 7 - го века и обеспечивали оформление российского этноса, нации, государства;

- национально - этнические (менталитетные) формы оказались в ситуации употребления одновременно дважды: в борьбе индивидов между собой за место под солнцем (1) и в борьбе на выживание с технологизированными структурами евроамериканской культуры (2). И если в первом случае идет сравнительно медленный процесс совершенствования инструментов взаимного оргуправления (под значками типа власть, богатство, благополучие и т.п.) - т.е. эволюционное наращивание средств социокультурного оргуправления преимущественно упомянутого выше коммунального ранга, то во втором случае их перспективность и эффективность в части утверждения традиционных менталитетных ценностей совершенно неочевидны. Это означает наличие ситуации национального выбора, самоопределения, где традиционный (окультуренный) пласт, формировавшийся со времен варягов - варваров соотносится с машинно - логически организованной культурой рационализма в современных формах (технологизм, постиндустриализм, открытое общество и т.п.). При этом сминание менталитетных форм организации национальной социокультуры вовсе не означает их уничтожения: когда более мощная форма не осваивается, традиционная форма деградирует, приобретает уродливые очертания, нация оттесняется на периферию мировых процессов, маргинализируется.

  1.3.      Анализ социокультурных процессов в общемировой рамке - движения цивилизации в целом - позволяет выделить некоторые черты, специфичные для последних десятилетий 20-го века:

- доминирующим фактором современного социокультурного движения является рационализм, как форма организации индивидного и массового общественного сознания, специфичная употреблением логических оснований[5];

- современная стадия движения рационализма есть эпизод в его культурно - исторической траектории: от натурфилософского освоения мира античности, через разворачивание идеи бога в рамках религиозного способа организации сознания, далее - через модернизацию идеи бога, ее расширение в естественно - научные представления. Это обеспечило чрезвычайно бурное развитие техники (одновременно избавив человечество от угрозы крупномасштабных стихийных бедствий). Наконец, в 20 - м веке разворачиваются деятельностные представления. Технологический способ организации экстраполируется с мира техники на все пространство социокультуры, замещая тем самым традиционные формы (нормы) жизни, придавая им статус экзотики, сувенирности (что само по себе эксплуатируется как ритуальная развлекательная форма). Интенсивная разработка психологического инструментария, употребление его для манипулирования общественным сознанием (экранные,  политические, военные, экономические и др. технологии) - характерные черты состояния и движения цивилизации к концу второго тысячелетия;

- данное движение для неискушенного наблюдателя представляется как верный путь в рай земной, т.е. человечество получило необходимые средства для материально - культурного благополучия, комфорта, развлечений и т.д. - и при условии оптимальной соорганизации производства/потребления данная идиллия выглядела вполне реалистически еще 15 - 20 лет назад. Однако осознание кризисности ситуации, еще не ставшее достоянием массового сознания, начало обнаруживать себя с середины 60 - х годов. Суть ситуации состоит в дефиците ресурсов для социокультурного освоения. Базовые ресурсы последовательно сменяли друг друга: сперва - мир и Я, затем идея бога, затем естество природы и создание второй природы, т.е. техники, наконец, освоение потенциала человеческого сознания. Но далее необходим новый вид ресурсов для нового витка экспансии - а его нет и сколько - нибудь осмысленная работа по этому поводу - насколько позволяют судить имеющиеся материалы - не ведется.

  1.4.      Перечисленные   характеристики   мировой  социокультурной  ситуации позволяют констатировать факт смены способа отношения к культуре, как особому идеальному пространству, обеспечивающему устойчивость воспроизводства форм жизни человечества: осознанная некогда культура, как форма аккумулирования опыта, постепенно стала пространством - за счет коммуникации между этносами, народами, специальных деятельностей - добывания, реконструкции, накопления.

 Искусственно - техническое отношение к культуре - итог (и возможный ресурс) конца 20-го века, следствие разработки искусственно - технического отношения к деятельности, сознанию и мышлению человека и сообществ.  

 

2. ОРГУПРАВЛЕНЧЕСКОЕ ПРОЕКТИРОВАНИЕ ДВИЖЕНИЯ СОЦИОКУЛЬТУРЫ

  Совместное  рассмотрение  всех  трех  уровней положения дел позволяет выделить:

1)  общие (совместные) характеристики ситуации;

2)  основные направления проработки на каждом из выделенных трех уровней.

 

2.1. Характерно, что на всех трех уровнях социокультурного движения прослеживается однотипный дефицит:

- на общецивилизационном уровне  - дефицит практичных представлений о ресурсообеспечении социокультуры - для проектирования перспективы, обеспечения ее движения, освоения;

- на национально-этническом уровне - дефицит представлений по поводу национально-государственного самоопределения, отсутствуют оформленные представления относительно потенциала разворачивания менталитета как возможного ресурса движения нации в условиях активной оппозиции (экспансии) рационалистической парадигмы;

- на  регионально-муниципальном  уровне  -  отсутствуют оформленные представления о культурно - исторической миссии региона и города (и, следовательно, о его лице, траектории развития, требуемых средствах оргуправления и т.п. - рамки представлений о соцгороде и соцкультбыте не обеспечивают решения таких проблем - как теоретически, так и по факту).

Таким образом, на всех трех уровнях обнаруживается единообразный (и принципиальный) дефицит представлений, необходимых для обеспечения действий оргуправления - по производству ресурса для самого себя: социокультура, теряя перспективу освоения (т.е. ресурс освоения), теряет стержень, жесткость, устойчивость организации, распадается, т.е. деградирует, перестает существовать (а вместе с этим и само оргуправление - и как функция, и как структура).

 

2.2.      Смысл вывода требует пояснений.

Факт  смены  режима  культурно - исторического  движения социокультуры (с естественно - эволюционного на искусственно - проектный) стал исторической данностью[6].

Естественно - эволюционный  режим  бытия/движения  социокультуры обеспечивался системами крайне медленно меняющихся норм жизни, взаимодействия людей, их организации в сообщества. Функция оргуправления в этих условиях в принципе сводится к поддержанию неукоснительной воспроизводимости этих норм из поколения в поколение.

Переход  в  искусственно - проектный  режим   означает   радикальную  смену состава деятельности оргуправления - обеспечивать упреждающее проектирование, отработку уязвимых решений (идеи полигонов, экспериментальных площадок и т.д.), организовывать средства реализации проектов, купирования (ассенизации, захоронения) нежелательных побочных продуктов такой реализации.

Наконец, поверх этого пласта деятельности обнаруживается еще один - стратегический, т.е. ответственный за проработку общего направления движения цивилизации, нации, региона - такого, чтобы обеспечить простор для дальнейшего проектирования (иначе говоря: запас хода, т.е. особый вид ресурса).

 

2.3.      При выходе на оргуправленческое проектирование и реализацию надлежит  выделить по крайней мере две характеристики условий проведения работ:

- новая деятельность оргуправления - по материалу - есть деятельность по конструированию и употреблению знаков (старая действительность оргуправления также являлась сугубо знаковой, однако не осознавалась как таковая, не выделялась и не подвергалась инженерным процедурам), в условиях режима проектирования знаковость оргуправления становится выпуклой, очевидной (обозначение: семиотическое управление - т.е. знаковое...);

- пространство культуры в этих условиях также преобразуется: теперь значительная его часть, как и прежде, есть хранилище (музей, склад) образцов - прототипов, норм, памятников - следов бывших деятельностей. Но помимо этого другая часть - новая - мастерская, т.е. такая зона, где не только допустимо, уместно, но и вменено в функциональные обязанности осуществлять производство новых (пока еще за - культурных) образцов - инструментов оргуправления самого разного рода и ранга, их испытывать, привязывать к местности и проч., затем передавать в эксплуатацию оперативному оргуправлению.

 

2.4.      Полученный результат является во многом абстрактно - теоретическим и его назначение в данном тексте состоит в организации полноты понимания дальнейшего движения конкретизации (т.е. что делается, зачем делается, каковы возможные последствия и т.д.).  Движение   конкретизации осуществлено в обратном порядке: 3 - 2 - 1.

2.4.1.(3) Разворачивание  схем  проектирования  применительно  к общецивилизационной рамке приводит к необходимости надстраивания над предметом культурологии (маркировка достаточно условная, означает попытки систематизации разнородных единиц культурного поля зачастую по весьма случайным основаниям) других деятельностей: культуротехники и культуропрактики - означающих не только (и не столько) потребление уже имеющихся образцов, и даже не только их конструирование, сколько создание средств производства ресурса под дальнейшее его освоение - употребление самого тела культуры как материала и ресурса (в принципе - неисчерпаемого физически, в отличие от природных, такое ограничение имеющие) для организации движения/развития.

Формально это означает запуск деятельностей по производству пустых идеальных пространств, культурно - структурированных, т.е. с разметкой, которые можно было бы заполнять творимыми культурными образцами - прецедентами и далее их осваивать средствами социокультуры (оестествлять), т.е. обеспечивать условия для порождения и разворачивания других деятельностей, их связок. Практически это может означать, например, проработку новых видов логик, конструирование психологических массивов - матриц для будущих связок чувств - ощущений, незнакомых человечеству ныне и т.п.[7]

Наиболее капитальный продукт получается при смене самих оснований представлений о мире[8], такие прецеденты в истории прослеживаются единично, однако конец 20-го века - в этом смысле - есть момент истории, когда назрела необходимость очередной такой смены.

 

2.4.2.(2)          Национально - этнический план анализа показывает, что Россия оказалась первым государством - нацией, вошедшей в режим проектирования, опередив другие регионы минимум на 30 - 40 лет (обсуждение причин данного лидирования, описание структуры проекта и последствий его реализации - за рамками данной работы).

Исчерпание  ресурса  проекта  стало  очевидным к концу 70-х началу 80-х годов, хотя симптомы обнаруживали себя еще в 50 - 60-е годы. Заимствованная из арсенала европейской философской линии боковая ветвь - идея коммунизма - будучи адаптированной к менталитетной структуре России, обеспечила ей приживаемость проекта в данных условиях, его разворачивание. В данный момент нет следующего проекта, который бы обеспечивал функцию организации социокультуры (и / т.е. ее движение).

 

Некоторые стартовые заготовки под следующий цикл социокультурного проектирования можно выделить даже в рамках данной работы:

- поскольку первый опыт проектирования базировался на употреблении менталитетных форм как носителе всей конструкции проекта, то повторный ход является закрытым и поэтому менталитетные формы (напр., в языке: лукаво - размытые, но смыслово - емкие; в жизнедеятельности: высокая изворотливость и приспосабливаемость - и т.д.) теперь могут быть использованы только в принципиально ином качестве - напр., как материал. Это означает, что - в отличие от латиноязычной оформленности российский менталитет обладает пока практически не задействованным потенциалом разворачивания стимулов для творения: эстетического, отношенческого, политического, технического, развлечений и т.д.

- вполне очевидно, что также имеется потенциал разворачивания в отношении форм государственности и прочих административно - общественных единиц организации социокультуры: традиционные формы организации не были воспроизведены даже в рамках первого проекта, следующий цикл тем более не допускает их воспроизводства, их назначение - исключительно в функции материала дальнейшего проектирования; т.е. имеется возможность получения новых, иных форм соорганизации социокультуры (даже если они при этом будут называться государством - дела не меняет);

- аналогичная перспектива охватывает также более локальные формы - бытовые, семейные, досуговые, хозяйственные, трудовые и т.д., в отношении которых известные преобразования уже были осуществлены в рамках предыдущего проекта (напр., традиционная общинно - родовая форма семьи и теперешние формы, включая так называемые свободные формы, радикально отличаются друг от друга, причем не только внешне, но и функционально);

- наконец, можно предположить наличие в новом проекте социокультурных форм, функционально ориентированных на творение, как тотальный процесс - любых, разнообразных новых форм - оргуправленческих, эстетических, бытовых, трудовых, политических и т.д. (именно в этой части очень жестко оформленная латиноязычная социокультура имеет наибольшую остроту дефицита).

 

2.4.3.(1) Регионально-муниципальный уровень проработки ситуации позволяет определить некоторые ориентиры социокультурного движения.

    Город Сургут. также, как и весь Западно-Сибирский нефтегазовый регион не имел опыта естественного социокультурного эволюционирования, и с самого начала формировался исключительно в проектном режиме (структуру и качество самого проекта в данной работе анализировать не предполагается).

Можно показать, что данный региональный проект (условно его можно назвать: Битва за нефтегаз) реализован в целом еще примерно десятилетие назад и весь последующий период - есть время самоопределения города, поиска его лица, специфичного, функционально особого, не дублирующего социокультурные траектории других городов и регионов данного места, страны, мира.

Слабая  культурная  освоенность  социокультурного  пространства города, замещение этого дефицита субкультурными временными формами, а также высокая ресурсная оснащенность его жизнедеятельности создают предпосылки для использования его как места, как бы самой историей предуготовленного для разворачивания проектной социокультурной работы, реализации экспрессных методов запуска проектов, испытания, апробации и их культурного захоронения в любых формах (публикации, обмен опытом, внедренчество и авторский контроль и т.п. - прежде всего в отношении других географических. этнических и проч. социокультурных зон). При этом основной прибавочный продукт, собственно культурного свойства, наращиваемый городом - есть опыт (культура) социокультурного проектирования, т.е. фактически уникальный инструментарий, ныне остродефицитный практически на всех уровнях оргуправления и оргуправленческого проектирования: в этом его прерогатива, монополия и основа культурно - исторического лица.

В качестве дополнительной, но весьма существенной предпосылки данного самоопределения выступает имеющийся в городе потенциал оргуправления, особенно в его центральной части, обусловленный наличием и сознательным употреблением искусственно-технических (деятельностных, в особых ситуациях - мыследеятельностных) представлений  и средств организации социокультуры.

Фактически сочетание специфики социокультуры города, региона и потенциала оргуправления создает уникальные условия запуска проектного режима регионального социокультурного движения (более конкретное обозначение состава монополии: на деятельность развития систем оргуправления социокультурой).

 

Стартовый  материал  для такого запуска,   таков:

- продукты предыдущего проектного цикла - представления и соответствующие структуры соцкультбыта;

- фрагменты традиционной культуры, их мозаичность и пестрота, обусловленные разнообразием национально-этнического состава приезжего населения (старшего поколения);

- субкультура, накопленная городом, обслуживающая меркантильно-паразитическую ориентацию и соответствующую деятельностную активность естественного бытия социокультуры, ее высокая пластичность, адаптивность;

- фрагменты культурной структурированности места за счет импорта культурных образцов (прежде всего в области музыкальной культуры);

- высокий потенциал средств современного оргуправления, включая фрагменты системодеятельностных представлений и средств.

Пусковым звеном  данной работы может выступать постановка задачи на создание иной (напр., содержательно - культурной) оппозиции обозначенному в п.1.1. сенсорному голоду, маскируемому, но не перекрываемому использующейся ныне коммунальной интенсивностью.

 

3.         ТРЕБОВАНИЯ  К  ОРГАНИЗАЦИИ  РАБОТЫ  В  РЕЖИМЕ  ПРОЕКТНОГО УПРАВЛЕНИЯ  СОЦИОКУЛЬТУРОЙ

 

Практика оперативного оргуправления в условиях режима проектирования (независимо от регламентируемых рамок компетенции относительно имеющегося функционального распределения) расслаивается минимум на два плана:

- поддержание режима функционирования/воспроизводства имеющихся структур необходимое для сохранения условия преемственности форм, включая вновь вводимые;

- запуск, курирование и обеспечение деятельности проектирования (включая этапы опытно-экспериментальной отработки), употребление продуктов проектирования в оперативном оргуправлении.

        

Особо ответственными моментами в этой части являются такие, как:

- создание требуемых стартовых условий, особо жестким представляется момент организации логических, идеологических и жизнедеятельностных оснований начального этапа (небольшой опыт попыток разворачивания работы в г.Сургуте имеется, однако его оформленность пока недостаточна для дальнейшего практического употребления[9]);

- этап употребления (внедрения, инновации, публикации, тиражирования и т.д.) - поскольку от оргуправления совместно с проектированием требуется специальная (достаточно аккуратная) работа по адаптации получаемых продуктов к конкретным социокультурным условиям;

- ассенизация, удаление и ликвидация нежелательных фрагментов - структур социокультуры, возможных в  ходе реализации продуктов проектной работы, а также разного рода побочных продуктов реализации, неизбежных в условиях проектного оргуправления социокультурой (условное обозначение: средства техники соцбезопасности).

Указанное расслоение требует адекватной реорганизации структур оргуправления - т.к. если оформление структуры производилось организатором под реализацию какой - либо определенной функции (напр., распределения и контроля за ним), то данный механизм не может реализовывать какие - либо иные, инородные функции (напр., проектирования): отторжение неизбежно, т.е. от оргуправления требуется специальная работа по конструированию совместимых оргформ.

 

 

 

март - апрель   1996 г.

  "Ода"



[1]           Т.е. специально никаких мер нового культурного освоения региона не предполагалось, рамки представлений о соцкультбыте определили комплектацию региона очагами культуры.

[2]        В контексте, напр., Вороньей слободки из известного романа И.Ильфа и Е.Петрова - в житейской практике каждый человек имеет дело с ними постоянно.

[3]    Тем  более, что ориентированность системы образования перекрывает доступ к иным путям и источникам.

[4]              Гибрид российской деревенской традиции всеобщей повязанности с европейской индивидуализацией, привносимой через фабрично - заводской способ организации производства.

[5]           Наблюдается тотальная ассимиляция технологизмом - как продуктом рационализма - многочисленных этнических зон Азии, Африки, Америки, радикальное преобразование организации жизнедеятельности, других сторон бытия.

[6]    Смена режима автоматически предполагает соответствующие изменения в структуре и методе оргуправления, отставание в этом изменении неизбежно влечет выпадание данной этногеографической зоны в маргинальность (типа австралийских аборигенов и т.п.).

[7]     Такого рода деятельности в мировой практике уже имели прецеденты, напр., идеи романтизма породили возможность развития духовно - чувственного пространства современного человека - область, ныне подвергаемую весьма активной экспансии со стороны социопсихологии и нейролингвистического программирования; другие прецеденты: идеи вероятностной логики в математике, новая область языкового движения - компьютерное программирование - и их широкая экстраполяция на самые различные стороны человеческой жизни и деятельности. Общим для всех случаев выступает тот факт, что до задания новой действительности их для человечества - и для отдельно взятых индивидов - не существовало.

[8]     Напр., деятельность Г. Галилея породила огромное пространство для движения цивилизации и деятельности других людей: мир науки и техники ныне составляет основу и условие жизни всего человечества.

[9]        Этого нельзя сказать относительно наличия и оформленности опыта искусственно - технической инициации процессов творения: такой опыт получен и проходит апробацию в практике работы одного из образовательных учреждений г.Сургут (конкретно: дизайн - студия Солнечный Город).

        Некоторое представление о методе можно получить, если обратить внимание на феноменальные проявления, обнаруживаемые при гибридизации культурных форм; напр., братья Дж. и И. Гершвин после переселения в США оказались восприимчивы к африканской музыкальной культуре, которая была совмещена с классической музыкальной подготовкой, полученной ими еще в России; наоборот, С. Рахманинов не оказался в готов к подобному процессу и в период эмиграции его творческая деятельность прекратилась. Подобные (и часто - массовые) всплескитворения встречаются не так уж редко, напр., в России импорт и насаждение Петром Первым образцов европейской культуры привели к обширным культурным последствиям начиная с конца 18 века и до самого начала 20-го; точно также, запуск  в России проектного режима социокультурного движения в начале 20-го века спровоцировал процессы творения - самобытные, вошедшие уже в том числе и в мировую культуру, как образцы, нормы, эталоны (перечисление имен из мира искусства, науки, техники, политики и т.д. - за читающим).

       Более подробное описание технологии запуска процессов творения и управления ими - за рамками жанра данного текста.