"ОДА"

Н.Г.Карнакова, Е.В.Моргорская

 

Социальный паразитизм: модельная проработка

 

Наркотики известны с древних времен, их список пополнился в 20-м веке эффективными препаратами, но нельзя сказать, что прежде не было возможности стать наркоманом она была всегда. Но условия для эпидемии появились сейчас

Представленный ниже материал получен в специфических условиях нефтегазовой территории (специфика обсуждалась ранее, см. ГУ, напр., за 1999 год), однако активность, явленность социокультурных процессов этой территории в исследовательском отношении оказывается полезной, т.к. позволяет получить упреждающие результаты, обеспечивает время для осмысления, проработки программ  на других территориях.

 

1.            Поводом для этой работы, как ни странно, послужила очередная местная выборная кампания, где почти каждый из примерно 75 баллотирующихся заверял публику в своей решимости вести борьбу с наркоманией (в том числе те, кто уже были депутатами 5 лет). Конечно, очевидно, что эта риторика не имеет реального отношения к жизни, как и традиционные инициативы по организации штабов, комитетов, комиссий и проч., предназначеные для разработки плана мероприятий, освоения сметы и т.д.[1]

Индикатором интенсивности процесса может служить, напр., признание местного военкома: сейчас примерно каждый из 3 4 рекрутов выбраковывается по причине наркомании. Разумеется, есть процент молодых людей, по разным причинам не подвергнутых рекрутированию, и по этой группе соотношение может быть иным. Однако здесь не важны точные значения относительной численности наркоконтингента (тем более, что такое уточнение может изменить соотношение в обе стороны). Существенно другое: из процесса репродукии населения исключена 1/4 1/3[2].

С сугубо формальной точки зрения, в рамках представлений о больших системах данное явление не имеет маркировок хорошо или плохо: единственное, что можно констатировать, так это то, что внедрение в данную социокультурную среду фактора наркотики в течение определенного времени дает некий эффект, одной из характеристик которого является процентное снижение пригодного для воспроизводства человеческого материала в определенном возрастном интервале. В порядке дальнейших интерпретаций можно обозначить эту часть контингента как производственный брак социальных механизмов, напр., семейного и/или школьного воспитания. Правда, это не дает никаких ориентиров, обеспечивающих доведение этих механизмов до приемлемого состояния, но одновременно и не очевидно, что такая починка вообще актуальна[3].

Констатирующая часть на этом могла бы быть закончена, если бы не  еще одно общеизвестное обстоятельство: именно через наркозависимое население тиражируется в наибольшей мере СПИД. На декабрь 2000 года в городе зарегистрировано 1137 случая заражения (медики и милиция полагают, что фактическая цифра примерно в 10 раз больше[4]). Если принять во внимание, что численность жителей чуть меньше 300 тыс. человек, получится, что примерно каждый 30 житель - предполагаемый носитель инфекции. Если считать, что средняя семья состоит из трех человек, то в каждой 10й семье уже есть свой вирусоноситель.

Три года назад число зарегистрированных случаев было 97, т.е. годовой коэффициент тиражирования составил примерно 2 3. Это, формально означает, что через год общее количество инфицированных составит 20 тыс., через два около 40 тыс. человек. Разумеется, итоговая цифра не может превышать общую численность населения территории; и не все группы населения имеют тенденцию к одинаково активному тиражированию инфекции. Однако в настоящее время инфекция уже вышла за пределы группы риска, перенос идет не только через иглу (численные значения коэффициента тиражирования будут другими, однако с формальной точки зрения, это означает только увеличение времени разгона процесса, что в отношении дальнейшего рассуждения не принципиально).

Наконец, если принять во внимание, что инфицированные долго не живут (ориентировочно 5 7 лет, в случае очень дорогой терапии до 10 12 лет), то несложно предположить, что территория превращается в специфическую мясорубку, где в горловину заталкивается местное и приезжее население (территория обладает высокой привлекательностью в смысле хлебности), на выходе же шнека кладбище. Ориентировочная длительность прокрутки шнека - около 5 7 лет. Какой в этих условиях должен сложиться новый образ жизни, адекватный режиму этой мясорубки?

Приведенные выше леденящие кровь выкладки, конечно, хороши для использования в разного рода пропагандистских целях, однако для автора этой работы они послужили поводом, чтобы попытаться выяснить сущность явления, поскольку ни медикопсихологопопулярный, ни криминальный подход к явлению не являются удовлетворительными: живописуется его следствие, но не сущность.

 

2.            Движение к выделению социальной сущности явления произведено путем сопоставления двух эмпирических данностей: а) обобщенной характеристики жизнедеятельности местного населения и б) процесса попадания индивида в наркозависимость, что позволило далее обнаружить их изоморфизм.

а)         Город как целое ведет паразитический образ жизни : обслуживание трубы нефтегазового комплекса поглощает труд примерно 60 70 тыс. жителей (включая необходимые инфраструктуры не только контору, но и жилье, быт, медицину, школы и т.д.), остальное население в этом отношении является избыточным это почти 200 тыс.чел., т.е. основная масса населения территории. Практически все товары и продукты, которые потребляют горожане, являются привозными. Однако город (то есть его население) расплачивается причитающимся ему процентом отчислений от трубы, сам ничего для этого обмена не производя (т.е. собственных источников внешних поступлений нет). Таким образом, в настоящее время потребление/ паразитирование есть основной (рамочный) жизнедеятельностный процесс населения территории.

Примечательно также, что в городе есть безработные, но нет безработицы. Интенсивность использования труда гастарбайтеров сравнима разве что с Москвой следовательно, местное население располагает резервами, позволяющими довольно долго подыскивать подходящую (по профессии, по доходности, по непыльности, по престижности и т.д.) работу. И уж по крайней мере не идти наниматься на тяжелую, грязную, опасную работу (а также вне отапливаемых помещений и т.п.) [5].

            Отчетливо выделяется потребительская ориентация старшего поколения местного населения: приехав за длинным северным рублем, оно концентрирует все усилия на его зашибании любыми путями, вплоть до криминальных, чтобы далее наслаждаться хорошей жизнью. В этих условиях представление о потреблении как главной и/или единственной ценности задает жизненную ориентацию населению. Состав же такого потребления известен: лежание перед телевизором (шоуиндустрия обеспечивает загрузку этого избыточного времени), бесконечное и беспредметное пустословие, застолье по любому поводу и без повода (т.е. разновидности общения), чванство и приобретательство, бесконечные и затяжные склоки, скандалы и т.п. Общее для всех этих частных проявлений не требуется усилий ума, культивируется расслабление (либо адреналин в крови в случаях склок и скандалов)[6]. Соответственно, полученный ресурс избыточного времени уничтожается без производства каких-либо продуктов деятельности: нет деятельности, нет и продукта, единственным продуктом является кайф-расслабон (включая его адреналиновые модификации).

б)         Схема запуска наркомании среди молодежи идентична предыдущей: добыть денег ради единственной ценности кайфа. Первая часть схемы редуцирована: нет необходимости работы (тем более нудной, тяжелой или опасной), необходимые деньги можно изъять у родителей или украсть, отнять у более слабых и т.д. Вторая часть формально не отличается от первой схемы (т.е. у взрослых), является ее калькой потребление кайфа. Имеет место реализация той же ценности - но другими средствами.

 

3.            Полученный результат выглядит как-то скучно, прозаически,  после того, как он получен, воспринимается как очевидный. Однако именно этот изоморфизм почему-то в упор не замечается ни психологами, ни социологами, ни прочей публикой видимо, по той причине, что обнаружив его, придется признать, что предпосылки наркотизации были заложены (кем?, для чего?) гораздо раньше, чем явление дало о себе знать. А не обижаться на зеркало по поводу асимметричности собственной физиономии - это в коммунальной действительности совсем невозможно

Тем не менее, изоморфизм представленных структур (т.е. их структурное подобие, аналогичность) свидетельствует, что наркомания для данных условий является неизбежной. Шансов выскочить из наркотической удавки у населения территории нет независимо от социальной страты, уровня обеспеченности и т.д. местное сознание и жизнедеятельность (или образ жизни) взаимно и непрерывно воспроизводят друг друга[7].

 

4.            Применительно к данному случаю представляется также полезным рассмотреть возможность (или невозможность) установления иного баланса в наличных условиях.

            При другой организации сознания индивида, иных ценностных ориентациях кайф получается не от расслабленно-дурманного уничтожения времени, а от осознания освоения мира, себя в этом мире, наращивания потенциала деятельности где удовлетворение приносят качественно сработанные продукты деятельности[8], хорошо сделанное дело. При этом каждое следующее такое дело должно давать приращение качества как продукта деятельности, так и самой деятельности, иначе искомого удовлетворения не будет.

Это условие существования развития/эволюции.

            Отметим также, что сработать дело хорошо можно только при условии, что есть умения и инструменты, есть организованное сознание и умелые руки с кривыми руками ничего хорошего сделать не удастся (и искомого удовольствия не будет).

4а.       Такой тип сознания и способ организации жизнедеятельности никак не совмещается с имеющейся идеологией потребителя - временщика. Если же принять во внимание чрезвычайную стойкость жизненных стереотипов, можно предположить, что данная популяция местного населения в целом, как генотип по этой причине не имеет никакой перспективы. В этом смысле территория является местом захоронения имеющегося человеческого материала, неспособного к современным формам сложной самостоятельной деятельности (не-самостоятельная деятельность = не-деятельность), к тому же развращенного трубой. В части поддержания функционирования трубы (значимым моментом является валютная выручка, поступающая в федеральный центр, частично оседая на других уровнях властной иерархии) данное явление не имеет сколько-нибудь серьезного значения, поскольку убыль материала с большим запасом и в любой момент может быть скомпенсирована приезжими гастарбайтерами, тем более, что в сырьевых отраслях, как правило, не требуется применения значительных количеств высококвалифицированного труда. Следовательно, никакой реальной деятельности (не путать с риторикой об озабоченности) властных структур, напр., федерального (как и любого другого) уровня по поводу этих процессов ожидать нет оснований спасение утопающих есть дело рук самих утопающих, что и подтверждается на практике. Плавность вхождения в режим такого захоронения снижает его болезненность, анальгетиком выступает режим непрерывных фестивалей, конкурсов, юбилеев, гастролей лилипутов и других развлечений.

 

5.         Лицу, заинтересованному в изменении судьбы территории, предстоит оценить, имеется ли у населения территории и ее оргуправления (которое есть как бы проекция сознания населения города):

-         понимание сущности и возможных последствий представленного выше процесса наркотизации города а) для его населения; б) для города как социального объекта; в) для самих властных структур, их собственного воспроизводства[9]?

-         в зависимости от ответа на п.п. а,б,в: есть ли в городе лица или структуры (включая властные), реально заинтересованные в преодолении этого явления? каковы их интеллектуальные, организационные, материальные, правовые и т.д. ресурсы?

-         если обозначенные лица и/или структуры действительно имеются[10], то способны ли они самостоятельно[11] разрабатывать программу действий (не путать с мероприятиями) и ее реализовывать в масштабе города?

Как представляется, лишь после ответа на эти вопросы (список их, возможно, неполон) становится осмысленной работа по проработке долгосрочной перспективы формирования города и ее реализации (эта тема выходит за рамки данной работы)[12].

 

P.S.            Социальная тотальность рассматриваемого явления не означает, что любой индивид неукоснительно должен быть захвачен им (даже если расширить рамку явления до национального паразитизма). Условием выживания в этих условиях становится особая социокультурная двойная позиция отделения себя от среды и одновременного функционирования в ней[13]. Позиция исследователя проектировщика - реализатора новых образов жизни, картин мира, техник мышления и т.д. выступает и средством отделения себя от среды, и первичным инструментом создания жизнепригодных форм в данных условиях (фактически национальноменталитетного коллапса). Шанс прорваться, хоть и малый, но есть

 


 

[1]              В принципе налицо характерное для больших систем поведение - ни один из ее элементов не заинтересован в нарушении сложившегося порядка вещей - ни поставщики, ни потребители, ни органы пресечения, законодательства и т.д. (для определенности : если нет преступности, нет и органов борьбы с ней невозможно обосновать смету, штаты).

[2]              Как известно, самостоятельный выход из наркозависимости явление крайне редкое, это означает, что этим процентом можно пренебречь, как не вносящим существенных поправок в положение дел.

[3]                 Например, упомянутое явление позволяет тихо, без шума и пыли сократить численность избыточного населения территории (как чума, тиф или холера в средние века); при этом никто не виноват, процесс не имеет выраженного агента, выглядит вполне естественным стихийным бедствием.

[4]              Можно предположить, что доверительный коэффициент завышен (и, возможно, небескорыстно по понятным мотивам), но пожалуй, резонно принять более умеренные значения, скажем в интервале от 2 до 5.

[5]              При этом одновременно существует довольно острый дефицит на квалифицированных специалистов, хотя местные специалисты, как правило, весьма высокого мнения о собственной квалификации. При этом поручить серьезную инженерную работу (редкую в этих условиях) можно буквально единицам, дефицит компенсируется опять-таки гастарбайтерами (проведение, напр., научно технических исследований высокого уровня вообще не поддается воображению).

[6]              Каждый человек сталкивался с явлением мучительности не занятого ничем (избыточного) времени, сознание автоматически заполняет эту пустоту хоть чем-нибудь путем захвата единиц с культурного (или субкультурного) прилавка (вроде обозначенного выше), т.е. воспроизводя культурный (или субкультурный) мусор:  садово-огороднический энтузиазм, деторождение обеспечивают предмет занятости надолго. Еще более эффективным средством обеспечить занятость является глубокая хозяйственно-политическая неразбериха в стране или на отдельной территории порождает целые гроздья пустопорожних мусорных деятельностей.

В случае же наличия рефлексии индивид вынужден решать вопрос осмысленности собственного бытия, координации своих действий в имеющейся социокультурной среде, мучительно преодолевать культурную бессмыслицу уже освоенных форм и т.д. А дальше - наперегонки с цивилизацией - на опережение: научное, техническое, художественное, философское, методологическое и т.п. творчество

[7]              Автор отдает себе отчет, что реальная картина разворачивания процесса выглядит гораздо более смазанной тотальности захвата всего человеческого материала территории наркоманией нет и не может быть. В случаях, когда через семью успешно транслированы традиционные способы уничтожения времени (см. п.2а), молодое поколение имеет шансы проскочить мимо иглы (что, кстати, от СПИДа не гарантирует). К факторам, препятствующим наркотизации можно также отнести культивируемую амбициозность (и соответствующую агрессивность), обозначаемую как ориентация на успех, престиж, первенство (т.е. на захват лидирующего положения).

[8]              Не путать с работой как монотонным воспроизводством трудовых процедур в этом случае работа есть возможное частичное условие поддержания деятельности, но не ее сущность.

[9]              И если нет - то это по причине слабости ума, или по причине невыгодности? Нельзя же заставить понимать, если это индивиду невыгодно

[10]             Имея в виду при этом, скорее всего предстоит весьма радикально изменить собственные ценности, жизненные ориентации, структуру действий, образ жизни. Обсуждаемое явление, как показано выше есть не стихийное бедствие, а органическое порождение наличного паразитического образа жизни. Вполне очевидно поэтому, что задание норм другого образа жизни неизбежно входит в оппозицию с имеющимся укладом, что, в свою очередь, приведет к его сопротивлению, вплоть до самых диких форм (в качестве прототипа: многочисленные факты поджогов и убийств фермеров в деревнях в ходе перестройки).

[11]                 Существующая практика закупки специалистов для составления разного рода программ в этом случае не продуктивна, т.к. для выработки эффективного проекта в первую очередь должна быть сформулирована проблема, а ее постановка в одних и тех же условиях - зависит от мировоззрения и ценностных ориентаций, а значит, не может быть выполнена без участия самого заинтересованного  лица в содержательной проработке ситуации и постановке задачи. 

[12]                 Подмена этой работы принятием ситуативных решений свидетельствует о приемлемости (выгодности) статус кво для всех участников территориального процесса. Деятельность федеральной власти в этом отношении именно такова, поэтому, напр., очередную раскрутку инфляции приходится интерпретировать как рост ВВП (в числовом рублевом исчислении). Принципиально бессмысленным является оперативное руководство, фактически сводящееся к удержанию режима власти - чего может желать власть, кроме самой власти (?) - ответ, полагаю, очевиден.

[13]             Что-то вроде персонажа Дона Руматы из повести А. и Б. Стругацких Трудно быть богом - с той разницей, что никакого Центра, координирующего его деятельность нет, все действия от начала и до конца за свой счет

"ОДА"