"ИГРУШКИ  ВЗРОСЛЫХ"

ДИПЛОМНАЯ ПРАКТИКА

 

 

1.

 

            Главным предметом изучения в высшей школе для них является английский язык. Иногда к этому добавляются основы программирования, но это необязательно. Как присоединить мать к винту и сменить кулер, а также настроить выход в Сеть, они знают с детства, руками, голова им для этого не требуется. Они с недоверием слушают рассказы о времени, когда машина с оперативной памятью в 256 килобайт занимала комнату в 100 кв. м, файлы записывались на металлические диски и барабаны, а автоматическое центральное печатающее устройство было размером в два средних комода. Ты думаешь, они знают, что такое "комод"? Напиши: размером с два средних шкафа с ящиками для постельного и нижнего белья.

            Они верят в то, что главный город России это Москва, а главный город в мире это Вашингтон. Вторых главных много: это и Нью-Йорк (в первую голову), и Сан-Франциско, Сиэтл, Лос-Анджелес, Чикаго местами Бостон, Лондон, Париж и Берлин.

            Их угораздило родиться в стране, где ты живёшь. Они знают, что это колония, но хотят быть сахибами. В России, где верили в коммунизм, православного Бога, суннитского и шиитского Аллахов, а заодно могли поклониться Большому Кедру, чтобы защитил от молнии и страшного лешего с болотной кикиморой, в этой стране на вопрос о вероисповедании они могут ответить: "агностик". Браво! Они верят в то, что им ни хрена не понять в этом мире, но претендуют на роль господ. Что ты можешь этому противопоставить?

            Когда они пришли к тебе, ты занимался местным гормолзаводом. Ты сильно пил, и твоему самолюбию польстило, что о тебе вспомнили о людях твоего поколения особо не вспоминают, да и с чего бы? Ты думаешь, что шестидесятники прославились тем, что не очень хорошо обошлись с фронтовиками из-за Сталина и вообще в конце концов решили построить капитализм. Восьмидесятники начинали с фарцы и ларьков, определенно решили, что "мир прогнулся под них", и никак не отучатся носить тяжелые золотые цепи кто с крестами, кто без. Это для них почти религия. Семидесяхнутые попали между этими поколениями, захватив примороженного, чтобы не разлагался, позднего Брежнева и уж совсем отмороженного Андропова. Твое поколение в расчёте на жильё и романтику строило БАМ, Коксохим и Усть-Илимский лесопромышленный комплекс. По БАМу сейчас нечего возить, Коксохим принадлежит фирме, зарегистрированной в Швейцарии, а за ЛПК идёт постоянная драка новых русских, которые, независимо от поколений, не хотят никому платить зарплату. Лишь эстрадная музыка семидесятых, которую ты тогда ненавидел всей душой, вновь популярна: вот вклад твоего поколения в новую Россию Ещё бы тебе не пить. В конце концов, ты же считаешь себя честным человеком.

 

 

2.

 

     Я знал, что людям после сорока нельзя верить. Не то чтобы они всё врут, просто они всегда говорят часть правды, ту, которая им нужна. Они всегда выбирают ту часть правды, с которой им удобнее жить. Хотят будут рассказывать про ужасы девяносто первого года, когда в стране был голод, а за водку с демократией шла гражданская война. Хотят расскажут про колбасу за два двадцать, зарплату в двести пятьдесят и пиво с портвейном, которые наливали из бочек, которые тогда назывались бурёнками. Я их много раз ловил и на этом, и на чём-нибудь подобном. Правда, сколько раз ловил, столько же раз и не понимал, то ли они искренне врут, то ли говорят правду, но исключительно лживо; так, что в неё никогда не поверишь. Я так не умею. Когда я вру, меня, по-моему, легко поймать у меня тогда в голосе появляются такие, слишком уж уверенные нотки. Ничего не могу с этим поделать.

     А Ленка считает, что возраст тут ни при чём. Верить просто никому нельзя, кроме своих. С чужими она постоянно прикалывается, Ленка это даже надоедает. Гут с ней согласен, хотя, по-моему, все эти проблемы с доверием ему вообще до фени, но Ленка кого хочешь залечит. Так что мы с ней и не спорим.

 

     Гута зовут Сергей Гуторин. Он подумывает жениться на Ленке, они уже с полгода живут вместе, снимают квартиру. Ему помогают норильские родители, а Ленка одна у матери, правда, у матери есть какая-то неслабая родня в Москве. В общем, снимают квартиру и не бедствуют.

     Компания наша большая, но, как выразился один приятель, когда ты учишься в вузе, у тебя есть друзья и подруги; заканчиваешь у тебя остаются жена и конкуренты. Куда что линяет. Поэтому надо куда-то прибиваться только вот непонятно, куда.

 

     Этого старпёра мы нашли по наводке одного чела, он когда-то был безбашенный Ленкин ухажёр. Он сказал, что мужик неплохой, с ним можно иметь дело. Если всё выгорит, то обзаведёшься связями и получишь диплом аудитора, а там можно и отвалить. Не выгорит отвалишь в любой момент. Я тогда занимался веб-дизайном в одной команде, но дела шли всё хуже и хуже. Сайты стали проектировать все кому не лень, так что я, по большому счёту, особо уже не был нужен программер из меня никакой, я в основном занимался тестированием да писал замечания. Отдел технического контроля, так сказать. Никаких перспектив.

 

     Мужик мне вообще-то понравился у него были глаза больной собаки. У меня немец, ему уже девять лет, старый, отбирает массу времени, но что делать. Часто я перебрасываю его на младшего брата, и каждый раз у меня такое чувство, что он обижается. Но жизнь есть жизнь.

 

     Он согласился нас взять только троих, хотя мы пришли всей бандой, человек восемь. Он сказал, что трое это максимум. Хотел произвести среди нас отбор, но мы вышли за дверь и договорились сами. Этим старикам нельзя давать право выбора, они непременно сделают какую-нибудь глупость, а потом будут долго оправдываться, что они хотели сделать как лучше для тебя. И, естественно, сделали, просто ты не понимаешь своей выгоды. Ну да, спасибо большое.

 

 

3.

 

            Твои сверстники по большей части очень неплохо живут. В материальном плане. Собственно, они всегда этого хотели; те из них, кто ещё в то время рванул в комсомол, научились менять власть на собственность и имели хорошие позиции, когда скомандовали грабить награбленное большевиками. Те же, кто подавался в дворники и сторожа, вообще цеховики от природы: чем там было ещё заниматься, кроме как делать дешёвую бижутерию да заклёпки на куртки А в золотое время кооперации, когда торговали товарами с госпредприятий по свободным ценам? И кто тебе мешал всем этим заниматься? Только собственная глупость, которую ты путал с патриотизмом: ты считал, что задолжал этой стране. Правда, и разговоров о России тогда было много. Сейчас-то ты считаешь, что никакой такой страны, где была великая культура, цветущая наука, купцы-меценаты и в общем, много ещё чего, её и не было никогда. Или, может, была, да вся вышла ещё к февралю семнадцатого года. И больше уже не будет, только сплошные белые да красные колёса да вечные выяснения у разбитого корыта, кто виноват. Да и корыто уже скоро унесут, похоже, оно даже разбитое кому-нибудь ещё сгодится.

            Ты разведён два раза, и оба раза уезжал из городов, которые тебе нравились. Женщинам нужен очаг и не нужен мужик, который считает, что он что-то должен стране. Ты сдуру пришёл по андроповскому призыву послужить в милицию, имея высшее образование, веря в то, что можно что-то почистить в системе. Тебя с треском вышибли из ОБХСС, как только этот в молодости до смерти напуганный венгерской кровавой демократизацией пятидесятых годов бывший советский посол откинул копыта. Собственно, три четверти этих "андроповских птенцов" вылетели из органов уже к восемьдесят седьмому году. С тех пор ты успел стать кандидатом наук, поработать в вузе и контрольно-ревизионном управлении облфу при демократах но с ними ты тоже не сошёлся в 1994-95 годах на взаимозачётах. Потом был опять вуз, потом длительный запой до белой горячки, потом добровольное лечение в шизовке, потом новый вуз в новом городе здесь ты держишь себя в узде хотя твоя фляжка с коньяком всегда с тобой. Да, сначала ты боялся, что опять сорвёшься и дойдёшь до психоза, а потом обнаружил, что смотреть на мир полностью трезвым взглядом тебе неприятно. Но ты уже три года держишься молодцом, вон московская фирма даже квартиру тебе в кредит купила благодаря твоей случайной интимной связи с одной дамой, работающей в структуре, которой, кстати, и принадлежит этот чёртов гормолзавод они, видите ли, хотят понять, как их тут обворовывают. Ишь, блин, Вимм-Билль-Дан, Их-Бин-Ладен. И вот ты месяц смотрел, как дурак, первичку, чтобы выяснить лишь одно: на этом заводе какие-то проблемы с жирностью и с белком. Но это всего лишь технология а деньги, понятно, проходят исключительно наличкой. Чтобы разобраться в этом, надо лезть уже в само производство, отслеживать партии закупок и отгрузки молока, сыра и масла чего тебе не только не хочется, ты ещё и не можешь разорваться. Это ведь всё нужно делать одновременно, а в филиале вас двое ты да юрист, и из головной конторы на подмогу никто не приедет.

 

            Они пришли к тебе кодлой, и ты, конечно же, сразу захотел отобрать к себе парней. У тебя есть верные признаки: нужно, чтобы уши торчали лопухами, а глаза были хитрые; тогда, может, будет нормально работать. Но она одна из двух девчонок, которые были в этой компании, сразу же просекла, чего ты хочешь, и не дала тебе ни малейшего шанса. И вот ты смотришь, как она заваривает тебе кофе и просматривает накладные, заведенные в автоматизированной форме пакета 1-С, а Сергей смотрит на неё по-щенячьи, хотя это именно он вытащил эти формы из бухгалтерии гормолзавода, тебе их не давали, а вытащить сам, сделав выборку на компьютере, ты не умеешь. Вернее, не умел. Похоже, он тебя всё же этому научил.

 

            Петра ты отправил на склад готовой продукции он такой, какой тебе надо: выше среднего роста, крепенький, уши торчат ты решил, что у него получится. Он оттуда не вылезает уже третий день, что-то роет, разговаривает с рабочими и дует молоко примерно так же, как этот Сергей пьёт пиво Как только они с Еленой уходят от тебя, они сразу же покупают пиво: это ты сам наблюдал.

 

    Василий Григорьевич, а почему здесь в одних накладных закупочная цена литра молока проходит по четыре рубля, а в других по два пятьдесят? спрашивает, мотнув тёмной каштановой гривой химической завивки, Елена.

    Жирность разная, лениво говоришь ты. А какие там ещё проблемы могут быть?

    Да вот, я смотрю, там, где по два пятьдесят принято от населения, причём частью они вывозят собственными молоковозами, а там, где четыре рубля это от юридических лиц хозяйства всякие. Почему у частников молоко с меньшей жирностью, чем у хозяйств? Вроде бы должно быть наоборот

    Не знаю, помедлив, говоришь ты; хотя до смерти не хочешь в этом признаваться. Надо бы как-то выяснить

 

Кофе сварен и разлит по кружкам, и ты уже, отвернувшись, выпил глотки из своей фляжки. Теперь ты готов терпеть их и дальше, хотя они ждут Пита, который на самом деле Пётр. Он должен вот-вот подойти, и они вместе двинутся по домам, на часах уже 18.00. У тебя же заготовлена пара фильмов на вечер ты пристрастился к видео и полуфабрикаты, которые ты должен пожарить: твой будущий паёк на ближайшие три дня. После зигзагов твоей судьбы, когда старые друзья оставались в чужих городах, здесь ты особо не сближаешься ни с кем, кроме Ольги, которая помогла тебе встать на ноги в этом городе, пожалев с ней-то ты бы рад был провести вечер и более того. Но она сама выбирает время, да и большинство её знакомых мужчин куда интереснее тебя. Ты довольно критично оцениваешь свои мужские достоинства, а пристрастие к выпивке уже привело к тому, что в свои сорок семь ты не страдаешь избытком тестостерона.

 

 

4.

 

     Этот собачий мир устроен всё-таки несправедливо. Этот Василь Григорьич никак не могу придумать, как его называть покороче высказал, конечно, резонную мысль, что с завода часть продуктов уходит налево за нал. Ну, и как это выяснить? Я честно три дня тусовался на складе готовой продукции, смотрел путевые листы их шофёров да кроме их шофёров приезжали самые разные транспортные средства от заказчиков. От каблука до трейлера. В некоторых кабинах сидел один шофёр, в некоторых, кроме шофёра, сидела тётка. Босс буду-ка я называть его Босс, тем более что фамилия у него Босов сказал, что когда идёт сбыт за нал, то, как правило, один везёт, другой торгует с машины ну и что? Не подойду же я к ней, не спрошу тётенька, вы не леваком едете торговать? За такой вопрос я бы сам дал по ушам.

 

     Три дня почти впустую. За первый день мне вообще ничего понять не удалось. Во второй день я придумал, что всё же надо потолкаться с производственниками, они мне и подсказали ход: их контролёры ставят на продукцию печать с датой. И они знают, хотя бы примерно, сколько чего прошло.

     Действительно, примерный объём производства они мне сказали и отправили в плановый, дескать, там точно знают. Конечно-конечно, это мы уже проходили, Босс там все бумаги прошарил, всё в ажуре. А на складе отгрузка идёт весь день, да ещё часть остатков переходит с предыдущего дня. Сверить объём производства и отгрузки такому вот шпиону, как я, невозможно.

     Чуть голову себе не сломал, пока не понял, что ведь надо бы накладные посмотреть. Там же даётся объём белой отгрузки. Да, и ещё по молоку же есть тара коробки. Можно тоже и по ним посмотреть, и сравнить, совпадает или нет.

 

     А накладные уже Ленка все и по дням свела и по видам продукции сидят, задумчивые, кофе хлебают. Я пришёл, сверил её цифры со своими бумажками: есть расхождение. Небольшое, процентов пять, но есть. О чём я радостно сообщил Боссу.

 

       Печати твои к делу не пришьёшь Как доказать, что воруют? И сколько? умеет приободрить, ничего не скажешь.

       А вообще, откуда взялась мысль, что там воруют? И что их проверять надо? это Ленка вступилась за мою честь.

       У директора, главного бухгалтера, зама по производству, зама по коммерции и ещё у нескольких первых лиц объём имущества никак не гармонирует с их доходами, этак глядя в белый свет и общаясь с пространством, выдал он нам.

       Вы же не налоговая инспекция. Для аудитора главное чтобы документооборот был в порядке, разве нет?

       В целом да. Однако наш заказчик держит контрольный пакет акций этого завода, и он хочет знать, обманывают его или нет.

       Так если он сомневается, пусть позаменяет всю верхушку, это уже моя революционная мысль.

       А ты думаешь, есть на кого менять? И где гарантия, что новые люди не займутся тем же самым? Нужно, чтобы кто-то из центрального офиса сидел на заводе и следил за всем этим; так ведь ещё надо знать, за чем следить

 

Вот так и проникла в мою голову простая мысль, которую я впоследствии блестяще реализовал. Всё же Босс учил нас жизни, хотя платил не много; подумаешь, три с половиной тысячи рублей в месяц. Но мы не лезли в бутылку, рассчитывая, что потом прибавит. А он всё хмыкал себе под нос и говорил вредным голосом: "Между прочим, это зарплата доцента"

 

     Когда мы шли по домам, Гут меня спросил:

       Ты знаешь, как они друг друга в молодости называли?

       Нет, конечно.

       Чувак. Все чуваки. А Ленка вот чувиха.

       А что это значит?

       А бес его знает. Видимо, как сегодня "брателло". Типа того.

       Ты-то откуда знаешь?

       У родителей как-то воспоминания были с друзьями. Они ещё сюда приезжали.

       Да, ты тогда впал в измену мне пришлось на месяц в общагу переехать, Ленка не питала добрых чувств к родителям Гута.

 

На том мы и разошлись. Что делать дальше с проектом, было непонятно, и это мы даже зафиксировали. С другой стороны, пусть Босс думает, у него голова толще.

 

 

5.

 

            Этот щенок Пит вообще-то прав насчёт тары: линия там финская, и если показывают большой процент брака, то это враньё. Надо бы пересчитать на чистый объём тары. Но всё равно непонятно: откуда берётся это лишнее молоко, которое они потом уводят налево?

            Как всегда, работа тебя не отпускает даже во время твоих любимых боевиков и фильмов катастроф. Всё падает, рушится подкорка получает импульсы, а мозжечок должен уже дремать. Ан нет, что-то не то происходит в твоём подсознании, куда, согласно старомодным теориям, должны быть вытеснены комплексы, позаимствованные во время отношений с родителями и противоположным полом. У тебя из подсознания выскакивает что-то совершенно не то. Раньше тебя это беспокоило: надо было почитать новомодные теории а так ты даже придумал, что тебе неинтересны женщины. Как только придумал, тут сразу такое завернулось! ты потом долго не мог вспоминать о тех свои мыслях без усмешки. Зато теперь, после шизовки и лечения от алкоголизма, тебе абсолютно по фигу заморочки твоего и сознания, и подсознания

Ты часто думаешь: чем же занимаются по вечерам люди после сорока, если они не увлечены работой, не пьют, и не охотятся за противоположным полом? Дети уже выросли не телевизор же смотреть. Наверное, книжки читают. Ага. Ты сам себя насмешил.

            Хотя чего уж тут смешного ты сам ещё лет двенадцать назад, во времена начала своего второго брака, собирал книжки и думал, как ты будешь читать их на старости лет, покачиваясь в кресле-качалке с бокалом коньяка в одной руке и с книжкой в другой. А "старость лет" для тебя как раз начиналась этак где-то после сорока пяти ну, может, после пятидесяти. Теперь ты не покупаешь книжки. И тебе кажется, что уже никто их не покупает, разве что та самая молодёжь, которая постоянно вызывает у тебя приступы раздражения.

            На самом деле в этом городе можно ещё ходить на концерты, в театры, боулинги, рестораны почему бы и нет? Или просто гулять под фонарями, глядя на прохожих блондинок. Или, скажем, можно смотреть на брюнетов, если гуляющий не он, а она женщина после сорока, оставшаяся одна. Брюнеты, по твоему мнению, лучше сохраняются. Обе твои жены поди замужем за брюнетами вот взять бы, позвонить и узнать. То-то они обрадуются твоему вопросу

            Фильм закончился, ты переключил телевизор в режим обычного приемника и щёлкаешь по каналам, стараясь избежать попадания в рекламные паузы. После бесполезной борьбы с российским телевидением ты выключаешь этот аппарат и включаешь другой: дома у тебя ноутбук, подключенный к Интернету. Ты шаришься по новостным сайтам, зеваешь, выходишь из Сети, устанавливаешь музыкальный диск с классическим джазом и раскладываешь пасьянсы.

            Это вечер пятницы, переходящий в субботу ты решаешь, что можно позволить себе некоторые слабости. Водку ты стараешься не пить, поэтому покупаешь каберне и пьёшь его стаканами, цитируя про себя школьную программу: "Он фармазон, он колобродит" Ты колобродишь, это уж точно. Мысли твои разбегаются: от вопроса, чего ты хочешь и что можешь в своей жизненной ситуации, у тебя сводит скулы.

            Раздаётся звонок в твою дверь. Второй час ночи. Кого ещё там принесло? Ты решаешь, что ошиблись дверью, и не торопишься открывать. Звонок повторяется ты идёшь открывать.

            Сначала всё оказывается очень плохо, потому что за дверью стоит женщина, которую ты никак не ждал здесь увидеть. Это главный технолог гормолзавода, и она тебе нравится, вы несколько раз беседовали и по делу и без дела. Ты считаешь, что ей где-то тридцать пять (на самом деле ей сорок один) и что у неё должна быть прекрасная семья (на самом деле она тоже два раза разведена, сын от первого брака уехал от неё осенью прошлого года учиться на архитектора в Петербург). Всё это ты узнаешь очень скоро

    Что вы сидите дома в такой вечер? На дворе весна, апрель, теплынь, красота

    Простите а где я должен сидеть?

    Вы должны быть, например, со мной. Поедете?

Вся твоя шерсть встала дыбом. Куда? Это же очевидная провокация. С другой стороны, чего тебе бояться? Тебя могут увидеть в компании красивой чужой женщины? Вот уж, действительно, потеря репутации Кроме того, тебе интересно. Нет, ты ещё не пьян, ты в форме.

    Поеду.

    У вас пять минут. Я жду в машине.

Бог мой, она ещё и машину водит. Ты вылезаешь из трико и собираешься надеть костюм с галстуком, злишься на себя надеваешь джинсы, свитер, легкую куртку, думая: "Ведь непременно замёрзну"

            Когда на улице ты видишь служебный внедорожник гормолзавода, ты вдруг решаешь, что тебя сейчас повезут на встречу с руководством и попытаются купить. Тебе становится так противно, что ты хочешь сразу повернуть назад в подъезд и пойти домой, ничего не объясняя. Но в это время рядом с тобой тормозит такси, в котором сидит она, и ты садишься на заднее сиденье. Ты ожидаешь, что "ниссан" последует за вами, но этого не происходит.

    Что с вами, Василий Григорьевич? Что-то вы как-то посуровели очень.

    Мы не на встречу с вашим начальством едем? Вон машина служебная стояла.

    Нет, не знаю, что они здесь делают. А мы с вами, Василий Григорьевич, едем в один здешний бывший советский санаторий, который сейчас называется модным словом мотель

Ты молчишь и смотришь по сторонам. Вокруг темнеют леса красивая дорога, наверное, днём. Кроме того, тебя мучает унизительная мысль о деньгах сколько же надо заплатить таксисту чтобы, в случае чего, отвёз домой. И вообще, хватит ли возникает вопрос, для чего. Мысль о том, что ты не знаешь ответа, тебя странным образом подбадривает.

            Всё будет очень красиво. И поздний ужин при свечах в холле ресторанчика, который, как ты потом понял, располагался в главном корпусе, и бунгало с камином в гостиной и двумя комнатами, и таксист взял за свои ночные услуги всего пятьсот рублей. Это-то ты можешь себе позволить

            В домике был так необходимый тебе коньяк она пила чай. Вы сидели в креслах у открытого огня и перебрасывались ничего не значащими фразами. Ты смотрел на неё в три четверти, потихоньку влюблялся и одновременно запрещал себе это делать.

    У вас красивая седина, вдруг сказала она. А сколько же вам лет?

    Сорок семь.

    А я думала, шестьдесят, задумчиво сказала свой комплимент она. Потом подошла к тебе, села на ручку кресла и поцеловала ты ответил на этот поцелуй. Но продолжения не последовало, в эту ночь вы спали в разных комнатах. Какой может быть секс у двух взволнованных пожилых людей в четвертом часу утра?

 

Вы провели вместе прекрасные субботу и половину воскресенья. Как ты понял, в бунгало было запланировано присутствие не тебя, а какого-то другого мужчины а тебе повезло. Один раз она спросила, чего вы продолжаете копаться на заводе, если документооборот в порядке да и проверка затянулась; годовой баланс с приложенным тобой аудиторским заключением для налоговой сдали ещё в марте Ты сказал, как всегда, часть правды студенты дипломы пишут, а завод приличный. На этом она и остановилась.

            Гораздо больше её волновала загадка твоей жизни. Как оказалось, в городе никто почти ничего не знал о тебе Ольга умела держать язык за зубами. Невольно ты сравнивал их. Ольга была очень яркой и умной женщиной со стальной хваткой, и про неё ты точно знал, что она моложе тебя на десять лет. А эта при свете дня ты решил, что она очень мила и прекрасно сложена. Чего ты не мог понять, как она решилась взять и увезти с собой почти незнакомого мужчину, это не вязалось с её мирной работой может, это произошло оттого, что она выпила в тот пятничный вечер. Сама она так тебе и не сказала.

    Почему вы не переберётесь в Москву?

    Зачем? Здесь всего двести километров, а цены в четыре раза ниже.

    И доходы в пятнадцать

    Я уже в том возрасте, когда думаешь, как сэкономить, а не как больше заработать, словами какого-то писателя отвечаешь ты.

    А почему не купите машину?

Что тут скажешь потому, что ты боишься в любой момент сорваться и в пьяном виде кого-нибудь покалечить?

Права у меня есть, но лучше брать, когда надо, чужие по доверенности.

В воскресенье вечером мир кончается. Ты поднимаешься к себе в квартиру, и думаешь опять о работе о своей маленькой войне.

 

 

6.

 

            Ты решаешь, что тебе надо будет проехать несколько деревень с Питом. Гута с Еленой ты отправляешь пересчитать объём выпуска пастеризованного молока исходя из израсходованной тары и тут же думаешь, что их работа может оказаться впустую, поскольку кроме обычного молока в этой же таре выпускается молоко повышенной жирности, кефир, бифидок Когда на неё наносится рисунок: до или после того, как молоко расфасовано? Ты рекомендуешь им подойти к главному технологу и сослаться на тебя, она подскажет

            Потом ты звонишь Ольге, и тебе оформляют доверенность на автомобиль  "жигули" восьмой модели. Тебе придётся, по меньшей мере, неделю совсем не пить, и это приводит тебя в мрачное настроение. Вы отправляетесь кататься в края, куда не дошла канализация.

 

            Деревни Центральной России всегда поражают тебя своей убогостью и степенью вырождения населения. Трудно поверить, что в этих местах люди живут уже много веков, так здесь всё не устроено. И одновременно с неустроенностью людей, руки у которых приросли к заднице, а от лица остался сосущий самогонку рот, здесь есть совсем другая жизнь. В местах, которые не показаны на карте, располагаются фермы, где выращивают картофель, гоняют стада скота, не учтенного статистикой, стоят крепкие каменные дома с автономными котельными и в самих нищих разорённых деревнях за ободранными фасадами колхозных сараев солят и коптят рыбу, делают колбасу, пекут печенье Всё это постоянное вранье, воровство проводов и всего, что не охраняется, по твоему мнению, здесь в принципе возможна работа только сотовой связи, а также твоя необходимость быть абсолютно трезвым, вызывают у тебя раздражение. Ты никогда не мог понять пасторалей городских людей, восхищенно объясняющих тебе прелести посещения сортира на морозе, а также прочих гармоний деревенской жизни. Общее юродствование вокруг деревенского уклада жизни девятнадцатого века, когда всё здоровое и нормальное население, вынужденное по тем или иным причинам существовать в этом укладе, ищет любую возможность вырваться отсюда, до сих пор вызывает у тебя глухую злобу. При этом ты видел асфальтированные улицы немецких деревень в Сибири, газифицированные двухэтажные особняки с центральным отоплением в Ростовской области и на Кубани, сам бы не прочь туда переселиться и знаешь, что разница между деревнями гораздо больше, чем между деревней и городом. Ты считаешь, что изменить ничего здесь нельзя, люди и в деревнях, и в городах сами выбирают то, что им нравится. В результате огромное количество людей живут в выморочных районах, среди растущего поголовья волков и залуживающихся, а потом зарастающих кустарником, осиной, ольхой и березой, полей. И ты говоришь себе, что тебе на всё это плевать.

 

            В первой деревне всё оказывается просто: сборщик молока, работающий на подряде от завода, объясняет, что деревенские жители жульничают: часть из них сдаёт нормальное молоко, а часть уже после прогона через домашний сепаратор. В результате якобы общая жирность оказывается ниже, отсюда и цена такая. Во второй объяснение то же самое. Сборщики смотрят на тебя честными непонимающими глазами. Ты заходишь в сельхозотдел в районной администрации, тебе показывают статистику: больше двух третей коров содержится на подворьях; стало быть, думаешь ты, не менее четверти молока завод получает непосредственно от жителей. Кажется, тебе наконец становится всё понятно.

            Потом вы заезжаете в Московскую область, где сельское хозяйство возможно теперь только в форме разведения ананасов в теплицах или крокодилов в прудах на дачах известных телеведущих Дорогая земля делает выращивание зерновых абсолютно невыгодным. Зато здесь огромное количество покупателей продукции вашего гормолзавода, и вы едете по тем местам, куда вроде бы должна отгружаться продукция. Ты находишь место, где ведётся розничная торговля, и покупаешь банку спрайта. Негодяй Пит пьёт одноимённое пиво и пытается угостить им тебя. Ты свирепо смотришь на него. Он умолкает: пошёл шестой день вашего общения, и он уже знает, что тебя лучше не трогать, когда ты вот так смотришь на окружающую среду.

            Ожидание заканчивается ничем, хотя ваша продукция и стоит в местном магазине. Расчеты не оправдались, и вы переезжаете в следующий город, где и остаётесь ночевать в гостинице езды до вашего областного центра почти четыре часа, и ты не хочешь терять время. Назавтра вам везет, ты видишь, как с машины с московскими номерами торгуют вашей продукцией, а на местном крытом рынке ты видишь сыры и нерасфасованное сливочное масло вашего завода. Продукцию хорошо покупают, и ты отвешиваешь мысленный поклон главному технологу при этом у тебя что-то скребёт сердце.

 

            Приехав к себе в контору, ты смотришь данные по закупкам молока у населения. Их объём оказывается даже выше, чем ты думал: около 30%. Собрав молодёжь, ты горделиво объясняешь, что гормолзавод убивает сразу двух зайцев: с одной стороны, экономит деньги на закупке молока по заниженным ценам у физических лиц; с другой, получив молоко с нормальной жирностью и белком, имеет больше ресурсов, чем показывает; вдобавок, скорее всего, и общие нормы выхода готовой продукции из молока скорее всего занижены что действительно подтверждается ежемесячным списанием 10-15% упаковки в брак. А это следует уже из цифр, собранных твоей молодёжью.

 

За нормы на заводе отвечают несколько человек, и в том числе главный технолог... Молодёжь расскажет, что она отнеслась к ним по-человечески, и тут выяснится, что утверждённых норм выхода готовой продукции из сырья вообще нет. "То есть как это нет?" взвиваешься ты. "Так, объясняет Елена, технические нормы есть, а экономических норм нет. На заводе фиксируют каждый раз фактическое количество продукции, без всяких норм". "Но у них же есть план. Он должен рассчитываться на основе норм", раздраженно говоришь ты. "Нет, он рассчитывается на основе фактических цифр прошлого года", вмешивается Гут. "Но это же и есть нормы", возмущаешься ты. "Если так их называть, то да; но они официально не утверждены и сильно отличаются от технических. Выход продукции в соответствии с ними в полтора раза ниже".

            Ты ошарашен тем, что пропустил такую простую вещь. Более того, это всё молодёжи объяснила твоя знакомая и просила передавать тебе привет и наилучшие пожелания. Вот уж действительно

 

            "Так что, сборщики нам врали?" вмешивается Пит. "Конечно, говоришь ты, если бы завод действительно был бы в этом заинтересован, то можно было элементарно проверять качество и наказывать тех, кто пытается сдавать уже обезжиренное молоко. Скажем, просто не покупать их продукцию в течение месяца. Они же не вводят систему контроля, потому что им выгодно покупать по дешёвке более качественную продукцию".

 

            Все трое надолго задумываются: для них это едва ли не первое открытие глубины человеческой подлости. Нет, ну надо же! Тебе-то кажется, что ты в подобных случаях и не переживал совсем

 

            Теперь можно делать окончательные расчёты и писать заключительный отчёт как по системе учета, так и по системе производства и сбыта продукции налево Ты это сделаешь максимум за неделю.

 

 

7.

 

     Защита дипломов у нас прошла без сучка и задоринки. Босса, похоже, в университете знают, поскольку спрашивали, как он там. Процветает, сообщил я, и не покривил душой. А что? в июне провели собрание акционеров, уволили почти всё гормолзаводовское начальство и я теперь финансовый контролёр этого предприятия. Босс слегка удивился моему назначению, но уже гораздо меньше, чем тогда, когда увидел меня на собрании акционеров. Пришлось сказать ему, что Ольга Петровна Седых моя тётка, она, кстати, регулярно меня спрашивала, как у нас идут дела.

       И что ты ей отвечал? напрягся он.

        Что работаем, что люди кругом хорошие и все нас жизни учат, жизнерадостно отрапортовал я. Всё как и было.

 

Вообще, как я погляжу, всё это было крайне полезно. И насчёт норм, и насчёт входного контроля Серьёзно.

Мы, как положено, после диплома пришли к нему в контору с коньяком, Ленка закуски сготовила. Он расслабился, начал что-то говорить о расширении своей конторы, то, сё да все мы пребывали в весьма расслабленном состоянии. Гут один был недоволен: у них какие-то очередные контры начались с Ленкой: ей родственники нашли место работы в Москве, а Гут не хочет никуда уезжать. Собирается работать в этой конторе, у Босова. Тот ему уже и отмазку от вооружённых сил пообещал: дескать, в аспирантуру устроит. Ленка всё хмыкала, а потом вроде бы согласилась остаться. Действительно, всё лето они парились, полугодовые отчёты составляли, ещё какую-то дребедень На работу я к ним тогда уже не заходил торчал на молзаводе.

     А Василия Григорьевича видел несколько раз с главным технологом, он сюда заходил. Её сначала уволили, а потом всё же приняли назад. Перезаключили контракт. Я с тёткой несколько раз насчёт неё совещался можно было надавить и выгнать, новый директор меня боится, её бы убрали. Мне не нравилось, как она на меня смотрит: дескать, молодой, да ранний, давно ли я тебе производство показывала Босов заходил, тоже разговаривал о ней в результате мы вместе привели в соответствие технические и экономические нормы, сейчас постепенно бюджетирование внедряю в общем, хорошо, что её не уволили. Хотя резкая женщина, я её даже опасаюсь немного.

 

     Но это всё, конечно, фигня по сравнению с другой историей. Ленка всё же бросила Гута и уехала в Москву. Оказывается, родственники её устроили работать в ту самую аудиторскую фирму, в филиале которой трудится наш Василий Григорьевич Босов. Впрочем, когда я узнал, что их крупных-то, которые всех основных клиентов держат, всего ничего штук десять-пятнадцать, я уже и не удивлялся. Недавно приезжала в город, заходила ко мне; просто не узнать busyness-woman.

 

     Поэтому всё устроилось как нельзя лучше Гута немного жаль, но сам виноват, надо было держаться за Ленку. Да и родителей лучше бы иметь не норильских, а московских. Что они там, со своими северными, ему квартиру в Москве купить не могут? Я вот уже начал строительство, правда, в нашем городе, а не в столице. Зато дом, а не квартира, будет, наконец, место, где можно собаку держать. А здесь здесь я надолго.

 

 

8.

 

            Близится Новый год, и ты думаешь, что принял на себя ответственность, сбив с панталыку парня, устроив его в аспирантуру и приняв на работу в фирму. Он тебе нравится: мало говорит и много делает; правда, у него один существенный недостаток делает он только то, что полностью понимает. Так что тебе приходится снова и снова всё объяснять натаскается, наверное. Всё у него должно быть хорошо, да и тебе теперь есть с кем перекинуться словом; как оказалось, это тебе иногда нужно. Из-за него ты даже на полставки стал опять преподавать в местном вузе.

 

            Когда ты представил свой отчёт, ты, в общем, предполагал реакцию собственников и попытался выгородить технолога, написав, что она тут ни при чём. Потом был тяжёлый разговор с Ольгой.

    Ты что, не понимаешь, что она имела свою долю с финансовых потоков? спросила она у тебя.

    Может, имела, а может, нет.

    Конечно, а то она без глаз и не знала ничего.

    Могла и не знать.

    Как она могла не знать, она сама же вам всё про нормы рассказала. Фактически носом ткнула. Как ты думаешь, зачем?

    Производство показывала, считала, что молодёжь ничего не понимает.

    Нет, дорогой мой. Она всё просчитала и заранее перед новыми хозяевами выслуживалась. Метила на пост директора.

    И что?

    Вот и я спрашиваю: и что? Ты-то чего хочешь?

    Я прошу оставить её на заводе.

    С чего бы это? Она будет мешать. И твой в этом какой интерес? Уж не влюбился ли? в глазах Ольги появился какой-то особый блеск, который тебе совсем не понравился.

    Нет. Но я тебя прошу

    Ладно, после паузы говорит она и долго смотрит на меня. Но договоримся так, что ты к ней больше не подходишь.

    Да ты ревнуешь, что ли? Это даже как-то лестно

    А есть повод? Расскажи.

Ты молчишь. Если ты всё расскажешь, она только укрепится в своих подозрениях относительно того, что технолог разыграла тебя как по нотам. Кроме того, ты теперь и сам сомневаешься в том, что прав.

    Нет, всё проще, наконец говорит она. Как ты знаешь, финансовым контролёром там работает мой племянник, между прочим, твой ученик. Я не хочу, чтобы тебя использовали против него.

    Ты думаешь, что меня так легко использовать?

    Легко или сложно не так важно. Я не хочу давать ей этого шанса, если она остаётся на заводе.

Ты опять держишь паузу. У тебя слишком сложные чувства. Потом ты смотришь ей в глаза и говоришь:

    Я согласен с тобой. А ты согласишься поужинать со мной сегодня?

Она хохочет. И даёт своё согласие. И вы даже вместе едете отдыхать в Испанию, причём путёвки покупает она. И потом три месяца ты её не видишь кто знает, может, увидишь ещё. Ты всё равно восхищаешься ею.

Главный технолог гормолзавода после принятия её на работу в августе на прежнюю должность звонила тебе пару раз, спрашивала про твоего ученика и про здоровье. Ты её не приглашал встретиться. Она тебя тоже. Почему-то у тебя такое чувство, что больше она не позвонит.

 

            Вы регулярно пьёте пиво с Гутом. Он не рассказывает ни о Ленке, ни о Пите, хотя сначала говорил о них много. Иногда ты смотришь на него, вспоминаешь о карьерах его друзей и думаешь, что их поколение на самом деле сильно похоже на вас. Тебе становится грустно, и ты думаешь, что лучше бы они походили на шестидесятников.

 

 

Евпатория Обнинск

Август 2003.

"ИГРУШКИ  ВЗРОСЛЫХ"