"ИГРУШКИ  ВЗРОСЛЫХ"

НЕВЕЗУЧИЙ

 

 

            Ему, по его мнению, часто не везло. Часто, слишком часто, чтобы это могло быть случайностью. Шесть лет назад у его внедорожника ни с того, ни с сего отлетело колесо, машина перевернулась, он получил сотрясение мозга и смещенный перелом ноги, поскольку в состоянии шока ухитрился бежать на сломанной ноге пару-тройку десятков метров, ибо боялся взрыва бывшей любимой игрушки. Пятнадцать лет назад, разбирая деревянный дом, он отрывал доски на крыше, положенные внахлёст, и спланировал на землю на одной из них. Но в тот раз всё обошлось синяками и ушибами костей. Восемь лет тому назад за ним охотились сразу три вооруженные компании, которым он был должен деньги, и он отсиживался в комнате отдыха за огромным кабинетом представителя президента. Хорошо ещё, что там был душ; он представил, как он, крадучись по коридорам областной администрации, был бы вынужден совершать гигиенические процедуры в местных санузлах. Да, с душем ему в тот раз улыбнулась удача.

            Однако всё своё нынешнее благосостояние, которое на площади в один гектар стерёг охранник и два стаффордширских терьера, он заработал исключительно своим горбом. Он считает себя трудоголиком: с утра до вечера он проводит время в конторе, на объектах, во встречах с партнерами и конкурентами. Хотя со стороны может показаться, что он наслаждается вовсе не работой, а властью, которую имеет над людьми. Но это, конечно же, совсем не так: какая может быть власть? он внушает своим подчиненным исключительно любовь и трепет. Да, вот именно: любовь и восхищение, которые переходят в трепетание от демонстрации его административных способностей.

            Георгий Петрович Иванкин смотрит на себя в зеркало и думает о своих успехах, которых он добился наперекор злой судьбе. Утром мало кто из работающих мужчин после сорока устраивает самого себя в зеркале, но есть и такие, которые устраивают. Георгий Петрович в целом очень доволен собой: каменное лицо его, практически лишенное мимики, возможно, и просит кирпича для проявления эмоций, но, будучи неподвижным, практически не старится последние пятнадцать лет. Усы, прикрывавшие некоторый природный недостаток слегка выдающуюся верхнюю челюсть, по-прежнему густы; начавшая было пробиваться залысина так и не перерастает в нечто большее, зубы тоже все на месте. Иванкин ещё раз посмотрел на свое отражение после бритья, вопросительно изогнул левую бровь это единственная гримаса, которую он разучил ещё в молодости и до сих пор сохраняет. Отражение лукаво-вопросительно смотрело на него: Иванкин в зеркале спрашивал живую личность: ну как я, хорош? Утвердительно кивнув себе головой, Георгий Петрович пошёл одеваться.

            Дом у него был большой в юности он мечтал о помещичьей усадьбе и таком же образе жизни. С образом жизни немного не получилось, но усадьбу кто бы мог тогда об этом подумать? он себе всё же оформил. И всё заработал трудами праведными: сначала он брал землеотводы под строительство, а потом перепродавал их втридорога, делясь честным доходом с городскими чиновниками, оформлявшими землю на одну из его теперь уже пятидесяти фирм.

            В доме шумело: у него была большая семья. Собственный сын от первого брака, чужая дочь от второго, чужой сын и своя дочь от третьего; шофёр и по совместительству ремонтник, кухарка и по совместительству горничная, наконец, его третья, самая любимая жена. С первыми двумя он тоже иногда встречался и даже привозил их в дом. Человеческие отношения, считает он, это вопрос денег: когда их достаточно для того, чтобы делать небольшие подарки женщинам, иногда оплачивать их отпускные вояжи, снимать квартиру в Москве для детей, перешедших в студенческий возраст этого вполне достаточно, чтобы бывшие и настоящие жены, встречаясь с ним и друг с другом, искренне радовались общению. Ну, или почти искренне, в рамках положенных приличий. Как в интеллигентных семьях и американских фильмах.

Георгий Петрович в основном молчал, находясь в обществе; красноречив он становился только наедине с какой-либо женщиной или в редких приступах сентиментального настроения, когда его собеседник уже был крепко пьян. Но он любил, когда вокруг него был шум, и множество жен, детей, наемных людей, которых он сделал членами своей семьи, его радовали, а не раздражали. Он смотрел на них стеклянным взглядом, думая о своём, а они объясняли ему, как он хорош и все были искренни. Старая народная мудрость: если есть сто рублей значит, будут и сто друзей. Никаких проблем.

            Сейчас Георгий Петрович занимался диверсификацией своей деятельности. Старое и безопасное гражданское строительство (сам он предпочитал термин девелопинг, в этом случае он был не просто застройщиком, но девелопером, и окружающие соответственно проникались большим трепетом) дополнялось нефтяным бизнесом. Как, у вас нет своей бензоколонки? каждый порядочный человек должен иметь свою бензоколонку куда-то же надо ездить чай пить. Человек, имеющий отношение к нефтепродуктам ныне в России respectable он должен иметь сверхдоходы, быть немного авантюристом женщины падают к его ногам, и их складируют в штабеля. Да что там Россия! вон и английская принцесса Диана решила обрести счастье в арабском мазуте Нефть это вам не уран какой-нибудь или, того хуже, программное обеспечение, нефть это на все времена. Да. Вот так.

            Георгий Петрович ехал инспектировать строящуюся нефтебазу: бензоколонка это для него было слишком мелко. Кроме того, конечно, у него они уже были в количестве пяти штук. Место для нефтебазы было выбрано на редкость удачно: с одной стороны проходила железная дорога, с другой шоссе федерального значения, так что проблема как доставки, так и отгрузки нефтепродуктов была решена. Правда, с другой стороны к железной дороге вплотную примыкали хрущобные жилые кварталы, так что формально строительство того, что взрывается и хорошо горит, рядом с ними было запрещено. Но, имея богатый опыт получения землеоотводов, возведения жилья и других гражданских объектов, Иванкин легко убедил местные власти, что ничего дурного случиться не может. Кроме того, террористам гораздо проще взрывать напрямую жилые дома, чем разрабатывать сложные планы поджога того, что всех кормит. Какие тут ещё могут быть сомнения?

            Иванкин давно подбирался к нефтяному бизнесу, время от времени покупая и продавая ГСМ. Он обнаружил ещё в период своего увлечения бензоколонками, что фактическое октановое число реализуемого им бензина иногда бывает несколько ниже, чем официально заявленное для покупателей. Разбавлять высококачественный бензин низкокачественным дело рентабельное, особенно при больших объемах, но на автозаправках заниматься этим бывает несколько затруднительно. Нетехнологично. Нужно было дополнительное звено, чтобы держать в руках всю цепочку. И этим звеном, по его замыслу, должна была стать нефтебаза. Ему пришлось покрутиться для того, чтобы найти средства на её строительство, но через месяц-другой ей уже предстояло заработать, и он предвкушал небольшой золотой дождик.

            И дождь полился! Чистый доход, который Иванкин откладывал про запас, ещё не придумав, куда вложить образующийся избыток наличности, составлял несколько десятков тысяч долларов в месяц, иногда подбираясь к вожделенной сотне

Всё это продолжалось недолго: Георгий Петрович оказался не один такой умный. Бензозаправки стали расти кругом как грибы, вдобавок они принадлежали не только солидным людям, но и различным корпорациям, которые не умели решать вопросы отношений с людьми так, как это делал Иванкин. Вместо того, чтобы разбираться, кого нужно купить, кому пригрозить, кому помочь, они покупали всех скопом, по-простому; и все боялись с ними связываться. Нечеловеческий у них какой-то был подход.

Меньше чем за год чистый доход стал сокращаться а в это время Иванкин перевёз со своей малой родины сестру, мать и отца. Им тоже нужно было покупать жильё, устраивать на работу в общем, надо было делать что-то новое.

            Георгий Петрович в очередной раз убедился, что ему чертовски не везёт.

 

            Владимир Иванович Дубов дружил с Георгием Петровичем Иванкиным семьями. Собственно, его жена какое-то время имела роман с Георгием Петровичем, после чего Иванкин в своём стиле включил семью Дубовых в широкий состав своей семьи. Дубов о романе ничего не подозревал: у него было счастливое качество не замечать ничего, что его огорчало. Он гордился своей дружбой с Иванкиным, личностью, известной в своём субъекте федерации.

            Владимир Иванович был радостный человек сангвинического темперамента. Он мог говорить решительно на любую тему, прилично пел, аккомпанируя себе на гитаре, любил цитировать Булгакова, любил женщин, преферанс, поесть и выпить. Всю жизнь он работал на государственной службе, точнее говоря, служил Родине. Государственная служба в России, конечно, сильно отличается от простого наемного труда, ибо она не предполагает никакого позитивного результата. Прочие же результаты являются либо нулевыми, либо отрицательными это когда чиновник берёт не по чину да ещё и откровенно мешает жить всем остальным гражданам. Поэтому Владимир Иванович Дубов служил Родине хорошо: он вёл себя прилично и делал что сказали. Он работал в департаменте стратегического планирования начальником отдела. Трудно было бы найти рабочий вопрос, по которому он не смог бы сказать пять слов если у собеседника хватало терпения слушать, то он смог бы обнаружить, что этими пятью словами компетентность Дубова и исчерпывается. Что вообще знал Владимир Иванович, оставалось глубокой тайной, именно такие люди и нужны в государственных департаментах стратегического планирования. И нечего тут новое выдумывать, надо такую стратегию планировать, которая уже есть и всем понятна.

            Дубову вечно не хватало денег. У него было двое детей и жена, которая работала бухгалтером в восьми из пятидесяти фирм Иванкина и которая зарабатывала очень прилично. Старший сын Дубовых учился вместе с сыном Иванкина в Москве, но жил в общежитии, а не в арендуемой квартире. И он уже заканчивал вуз, а чтобы не попасть в ряды Вооруженных Сил, надо было поступать в аспирантуру. Однако шансов поступить на бюджетные места было очень мало, надо было поступать в платную, за которую следовало платить две с половиной тысячи долларов в год. Это напрягало семейный бюджет Дубовых, и Владимир Иванович держал семейный совет с женой Надеждой Ивановной.

    Может, оформим ему справку, что у него внутренние органы не в порядке? Это будет гораздо дешевле, сказал Владимир Иванович.

    Сейчас даже круглые двоечники преподают в вузах и учатся в аспирантуре, одновременно продавая консервированную кукурузу и овощи замечательной корпорации Бондюэль, ответила Надежда Ивановна, явно думая о чем-то своем. Чем наш сын хуже? Разве он не может после окончания инженерно-физического института на четверки и пятерки решить проблему распухания металлов в тепловыделяющих элементах атомных станций, занимаясь операциями с ценными бумагами в Российской торговой системе? Надежда Ивановна, прежде чем стать бухгалтером, какое-то время посвятила работе инженером в НИИ после окончания МИФИ, в котором теперь доучивался её сын.

Владимиру Ивановичу нечего было возразить. Сам он когда-то закончил Московский инженерно-строительный и, прежде чем стать стратегическим планировщиком, дошёл до должности прораба. Он всё знал о распухании металлов под воздействием радиации и торговле акциями голубых фишек в РТС и был полностью согласен со своей супругой в том, что для среднего российского человека с высшим образованием эти проблемы абсолютно по плечу. Оставалось только найти финансовые средства, ибо денег, которые зарабатывал их сын, занимаясь брокерской деятельностью в фондовом отделе одного из московских банков наряду с написанием диплома по материаловедению, на платную аспирантуру абсолютно не хватало. Конечно, можно было, скажем, продать гараж или стоявшую в этом гараже трехгодичную "ауди", однако эта мысль супружеской чете даже не приходила в голову.

    Может, попробовать посоветоваться с Иванкиным? Он мудрый, он может что-нибудь подсказать, с чувством некоторой робости и положенного трепета сказал Владимир Иванович.

    А почему бы и нет, ответила ему Надежда Ивановна, улыбнувшись. При мысли об Иванкине у неё что-то защекотало внизу живота, и ей стало приятно, что будет повод связаться с этим человеком, вот в ближайшие же выходные и поговорим. Надо только не просить денег, а что-нибудь предложить такое

    Это не проблема, сказал Дубов, хотя знал, что это проблема. Но он был уверен, что что-нибудь придумается.

 

Дубов долго думал о том, чем бы он мог заинтересовать Иванкина: как полагал Владимир Иванович, Георгию Петровичу нужно было предложить какой-то совместный бизнес и вместе заработать какие-то деньги. Но бизнес никак не возникал из его головы. Дубов сидел в мэрии небольшого городка средней российской полосы и много раз наблюдал людей с идеями. Они приходили к нему в отдел, принося с собой проект пивоварни: почему-то всем в девяностые годы казалось, что в России народу ужасно не хватает пива. Оговорив возможности строительства и необходимые документы, по предоставлении которых оно могло быть начато, люди с идеями исчезали. Появлялись они вновь где-то через полгода и говорили, что в городе не хватает теперь уже кирпичного заводика (производства многослойных блоков, пенобетона, асфальта далее по списку строительных материалов). Расшаркавшись с Дубовым во взаимном уважении, они исчезали вновь. Но теперь они уже либо не появлялись совсем, либо появлялись для того, чтобы заявить об открытии торговой точки в большинстве случаев передвижной, у некоторых такая точка становилась стационарной.

Владимир Иванович даже начал приходить в непривычное для него состояние некоторой озлобленности и отчаяния. Именно этим он потом объяснял свой неожиданный альянс с Робой Атабекяном, полное имя которого было Роберт Мкртычевич, но так его никто не называл. Роба был проходимцем, и на лице у него было написано, что он проходимец. Он получил российское гражданство, объяснив, что он беженец из Баку, и рассказывал страшные истории про погромы, устроенные тамошней титульной нацией. Правдой в них было только то, что Атабекян не любил азербайджанцев. Из Баку он уехал вместе со всем имуществом в преддверии августа 1991 года, продав тамошнюю квартиру за немалые по тем временам деньги. В Российской Федерации он получил новую квартиру, полтора года обивая пороги госучреждений и научившись делать плаксивое лицо, что при его древнесемитских обвисших щеках и томных миндалевидных глазах было совсем нетрудно. Роберт Мкртычевич надеялся разбогатеть в России, однако вскоре выяснилось, что его образование в области энергетики оставляет желать лучшего, пребывание на рабочем месте в течение восьми часов его ужасно утомляет, а по-русски он понимает только то, что ему хочется понимать. Поэтому он занялся, конечно же, розничной торговлей, но не оставлял мечты о высоком. Ему хотелось открыть в городе банк или на худой конец казино. Последняя идея вдохновила Владимира Ивановича Дубова, он её несколько облагородил и решил предложить Иванкину построить в городе боулинг.

 

            Георгий Петрович с Надеждой Ивановной лежали в постели после довольно бурных гимнастических упражнений, закончившихся получением общего удовольствия. Время было вечернее, и протекало оно в городской квартире, предназначенной Иванкиным как раз для таких случаев. Надо было бы собираться и ехать домой в поместье, к ужину; он смотрел на молодящуюся Дубову, которая была ему сейчас слегка неприятна, и думал о том, что в последние месяцы много суетился и давно уже не заходил в эту квартиру с какой-нибудь действительно молодой подружкой. Георгий Петрович любил свою третью жену, но при этом считал, что удовлетворять нужно по возможности всех, кто в нем нуждается. Надежда Ивановна сегодня соблазнила его, он это отлично понимал, от чего чувствовал некоторое раздражение: игра шла не совсем по его правилам. Но ему нравилось, что она старалась ради его удовольствия изо всех сил. Кроме того, ему было интересно, что же будет дальше.

    А скажи мне, Надюша, что твой Дубов так суетится вокруг этого Робы? Он же проходимец. И он непременно его обманет: оформить документы на владение боулингом Вовик не сможет как государственный служащий, и выплачивать ему часть доходов, как и возвращать долг армянин не будет.

    То есть как не будет? тон Надежды Ивановны внезапно стал холодным.

    А не будет, потому что официально боулинг будет принадлежать только одному ему; я с Атабекянами никаких общих дел иметь не хочу. А Вовик от армян денег не получит у них, как и положено национальному меньшинству, охрана поставлена очень хорошо, и связываться с ними никто не захочет. Разве что братва какая, так с ними же делиться надо.

    Так ты, Георгий Петрович, ему денег-то дашь или нет?

    Честно сказать, не знаю. Триста тысяч баксов, которые он хочет, сумма большая, а для меня понятно, что он мне её не вернёт. Вот гляжу на тебя и хочу понять, на что он рассчитывает?

Каким-то далеким от рационального, звериным чувством Надежда Ивановна вдруг поняла, что сейчас лучше не врать. И если Иванкин ей не поверит или потом что-то не заладится, то ей самой и её Вовику будет очень плохо. И даже в замечательном городе-герое Москве, где проживают на постоянной основе более десяти миллионов человек, её сыну может почему-то не найтись места для жительства. И она рассказала всё Иванкину и про проблемы с аспирантурой, и что Дубов искренне верит в то, что боулинг будет выгодным бизнесом

    Но ты ведь сама в боулинг бы деньги не вложила? перебил Надежду Ивановну Иванкин.

    Не вложила, сказала со вздохом Надежда Ивановна. Но почему-то думала, что ты не будешь Дубова уничтожать. У тебя же денег много.

Георгий Петрович внезапно расхохотался. Он понял вдруг, что, оказывается, Дубовы рассчитывали на то, что если берут и не отдают деньги  другу семьи, с которым они много лет дружат, на них в крайнем случае обидятся; может, они что-то потихоньку будут выплачивать много лет, но ничего страшного не случится никаких раскалённых паяльников в анусе Через задышливый, с подхихикиваньем смех он сказал это Надежде Ивановне, и та, которую тоже разобрала смешливая истерика, подтвердила да, на это и рассчитывали! А Иванкин, окончательно приходя в отличное настроение, сказал:

    Так ведь правильно рассчитывали! действительно, убивать бы не стал: пачкаться из-за денег и вовики кровавые в глазах и денег бы дал и какой же я ещё все-таки лопух!!

Надежда Ивановна подумала, что Георгий Петрович совсем не лопух и что их замечательную комбинацию раскусили ещё до того, как они её стали придумывать но вслух она сказала то, что давно открыла в сердце своём:

    Вовсе ты не глуп, Георгий Петрович ошибается тот, кто думает, что может тебя обмануть, просто ты добрый очень

            И вновь согласился с ней Георгий Петрович Иванкин, и занялся он с Надеждой Ивановной любовью, и домой приехал хотя и поздно, но очень довольный собой и проведенным пятничным вечером. Его третья жена, которую он в своё время увёл у тупого, но красивого офицера бронетанковых войск, стала упрекать его выключенным сотовым телефоном она волновалась, не случилось ли чего, но он только махнул рукой, долго возился с детьми, собаками, ужинал и всё время был в хорошем настроении. Он даже выпил таблетку виагры и был с ней почти до утра при свечах, и всё утро субботы все домочадцы берегли его сон.

            А Надежда Ивановна Дубова добралась до дома на такси. Она была тоже довольна собой и даже удовлетворена во всех отношениях, но совершенно измучена и зла на мужа. Зачем он мне? подумала она в который раз, потом приняла ванну последней мыслью её было: но ведь с ним так спокойно, удобно и тепло и она заснула, прислонившись к его спине. В своей комнате их четырехкомнатной квартиры спал и второй ребенок Дубовых, дочь, которой предстояло заканчивать школу в следующем году и которую тоже надо было устраивать в хороший вуз. Затраты, затраты

 

            Долго потом обдумывал Георгий Петрович Иванкин этот случай. И рассказывал его потом иногда в компании, не называя имен, но всякий раз объясняя, какой он доверчивый, простой и добрый человек, и как другой нехороший, хитрый человек чуть было не отобрал у него честно заработанные предыдущей жизнью деньги. И опять-таки сам убеждался в том, насколько он невезучий: он-то со всей душой к ближнему своему, а этот ближний в ответ в общем, ужасная во всех отношениях ситуация.

            И ведь действительно добрый Георгий Петрович человек. Поговорил он с мэром этого славного города, и сделал мэр Владимира Ивановича Дубова своим заместителем по строительству. И это было тоже правильно: государственный чиновник со строительным образованием, в прошлом производитель работ, да ещё умевший стратегически мыслить незаменимый во всех отношениях специалист. И стал строить Иванкин в городе дома: подумал он, посчитал оказалось, что торговля землей приносила только десятую долю того, что можно получить на строительстве и продаже жилья при правильной организации дела. Оказывается, что если контролировать весь возможный объём нового строительства в городе, то можно жилья строить понемногу, но по очень высокой цене. Главное других сюда не пускать, к чему есть полная возможность, когда пятна под новую застройку выделяются исключительно стратегически бывшим производителем работ, сыну которого нужно учиться в платной аспирантуре, чтобы сделать большие открытия в точных науках.

                                                                                                   Ах, если бы только это! оказывается, что, когда нового жилья строится мало, по высокой цене, среднего качества горожане всё равно стремятся улучшить свои жилищные условия. Не хотят жить они в своих старых квартирах, где так удобно доставать до потолка рукой, не залезая на стул или тем более на стол, а прямо-таки стоя на ковре. Не любят они совмещённые санузлы и проходные комнаты, а стремятся жить изолированно, скрывая свои интимные пороки в изолированных помещениях. Прискорбным образом наскребают горожане финансовые средства на строительство для себя жилья желательно не по индивидуальным проектам этого тоже хочется, но стоит непомерно дорого, а стандартного жилья повышенной комфортности. Наверняка это всё деньги, заработанные в сфере теневого оборота отечественного капитала: скрывают граждане свои доходы от налогообложения, проворачивают сомнительные сделки, зарабатывая на них огромные суммы даже представить себе страшно, так завидовать начинаешь их удаче и фантастическим доходам. Иначе откуда бы бралась очередь вложить деньги в очередной дом, который строит Иванкин? ну откуда у них деньги, чтобы выкладывать по четыреста-пятьсот баксов за один квадратный метр без отделки, сантехники, батарей? И ведь постоянно одна и та же история: всё время желающих почти в два-три раза больше, чем количество квартир в строящемся доме так что просто очередь возникает из тех, кто квартиру себе новую желает построить. Но не может же Иванкин не учитывать и пожелания членов своей семьи и прочих близких к себе людей как им не пойти навстречу и не вписать их в список дольщиков а то, что они потом могут свою недостроенную квартиру продать процентов на тридцать-пятьдесят дороже так при чём здесь уважаемый Георгий Петрович? каждый на его месте вёл бы себя точно так же

            Построила так и продала две трехкомнатные квартиры и Надежда Ивановна Дубова, совершенно законным образом заработав двадцать тысяч долларов и покрыв тем самым трехгодичное пребывание своего будущего то ли физика, то ли банкира в аспирантуре московского института. Половину этой суммы она отдала в конверте Иванкину. Георгий Петрович и брать-то не хотел, но решил не делать исключений да и Надежда Ивановна опять как-то так прижала его грудью к стене своего офиса, что он подумал о необходимости принять благодарность или в денежной форме, или опять поехать с ней в его городское гнёздышко. Из двух зол он выбрал, по его мнению, меньшее, взяв деньги.

            А Владимир Иванович Дубов даже и не сомневался, что Иванкину деньги передали ведь сумму, необходимую для первоначального взноса на строительство квартир ему лично дал Георгий Петрович. Просто так, по-товарищески, под расписку. И это и был хороший совместный бизнес: благодаря деятельности Владимира Ивановича на посту вице-мэра строительство в городе получило необходимую организационную рамку, и все нужные и важные люди теперь просто-таки добиваются знакомства с Владимиром Ивановичем Дубовым. Идя домой после встречи с демобилизованными офицерами пилотами и штурманами стратегических бомбардировщиков, обеспечивавшими боеготовность ядерного меча Родины, Владимир Иванович чувствует сопричастность их героическим полётам. Посетив по приглашению владельцев фармацевтической фабрики их высокотехнологичное производство, Дубов чувствует гордость: это ведь он, а не кто-нибудь, помогает стране обрести инсулиновую независимость. При его непосредственном участии реконструируются очистные сооружения и ремонтируются городские котельные: Владимир Иванович знает, что без него жители замерзли бы зимой, и стратегические бомбардировщики никуда бы не полетели, а инсулин и вовсе был бы позабыт. И за все эти чувства, поднимающие его на заоблачную высоту причастности к народному счастью, он благодарен горожанам и своему скромному другу, Георгию Петровичу Иванкину, который помог ему понять, на что же он, Владимир Иванович Дубов, в действительности способен.

 

            Вечер субботнего дня, август. На лужайке недалеко от дома Иванкина собрался узкий круг хороших людей: российская политическая селекция сделала из них элиту. Региональную на данный момент времени, но кто знает?.. кто знает? Иванкин смотрит на собравшихся своим пристальным взглядом, отчего его глаза кажутся стеклянными: элита ест прекрасно приготовленные шашлыки и запивает их кто красным вином, а кто и водкой "Русский стандарт". На лужайке уютно: не тревожат ни городские обыватели, обычно производящие шум, ни даже комары. От строительного бизнеса, которым занимается Иванкин, свою часть дохода деньгами или квартирами получили все. Правда, цены на недвижимость в городе даже на первичном рынке теперь таковы, что обычная трехкомнатная квартира стоит ненамного меньше, чем особняк Иванкина ну так оно и понятно: сколько сегодня может стоить сельский дом, пусть даже и со всему удобствами и тарелкой для выхода в Интернет и приема телевизионных передач? гораздо меньше, чем квартира улучшенной планировки в центре города И ведь находятся у народа деньги строить себе такое городское жильё богатеет народ, даже и без бензоколонок. Просто добросовестно стоит у станка, прилавка, кульмана где он там ещё стоит у нас, народ? на автобусных остановках стоит и богатеет постоянно. А тут крутишься изо всех сил и только и хватает денег, чтобы заплатить налоги И правда, налоги-то какие высокие недавно сестра Георгия Петровича, которая отработала первые полгода в налоговой инспекции, куда он её устроил, ему о них, налогах, рассказывала

            Георгий Петрович смотрит на семейную чету Дубовых. Надежда Ивановна немного выпила и отвечает ему откровенно вызывающим взглядом. Георгия Петровича все любят он переводит взгляд на свою третью жену, которая на десять лет моложе Дубовой хорошо. В общем, всё действительно как-то неплохо устроилось а вот на костер можно смотреть бесконечно но сколько же власти у этих городских и областных чиновников а ведь бездельники, зачем им эта власть может, самому куда-нибудь пойти нет, с ними там с ума сойдёшь

            Вокруг Георгия Петровича разливается благоденствие. В отличие от несчастного Мидаса Иванкин пользуется всеобщим уважением и любовью наверное, есть такие, кто его ненавидит, но они никогда не встречаются в одном материальном пространстве. Да и зачем им встречаться?

            Вокруг идут нешумные умные разговоры. Кто-то рассказывает о фильмах, которые недавно смотрел кто-то о книгах, которые недавно читал. Недалеко от лужайки дети играют в бадминтон несколько пар. За деревьями протянута простая сетка рабица и установлена нехитрая телеметрическая система, так что охранник видит и периметр участка, и лужайку, и припаркованные перед особняком автомобили гостей. Под деревьями бегают собаки им хочется к хозяйке, они очень любят третью жену Иванкина, которая очень эффектная и ласковая женщина но им туда нельзя, они перебуровят весь стол, костёр, раскладные стулья и одноразовую посуду.

Современная пастораль. Георгий Петрович Иванкин незаметно вздыхает, ещё раз обводит взглядом чуть раскрасневшихся от вина и вожделеющих женщин, чуть расслабившихся и осоловевших от водки и обильной вкусной еды сильных и властных мужчин все они его друзья В сентябре можно будет выдвинуться на охоту мечта о помещичьей жизни, похоже, окончательно приобретает реальные черты. Теперь будет нам всем одна сплошная удача и счастье, думает Иванкин. И он абсолютно прав.

 

 

Июнь 2003

"ИГРУШКИ  ВЗРОСЛЫХ"