"БУТЫЛКА, ЗАКОНЧЕННАЯ ПИТЬЕМ"

 

АНТИ ЭККЛЕЗИАСТ

 

Ничто никогда не кончается, однажды начавшись. Все ново под луной, и ушедший ветер никогда не сможет найти круги свои.

            Хочешь потерять друзей? Полюби женщину больше жизни.

            Хочешь, чтобы твои подруги вновь и вновь приходили к тебе? Влюбись в мужчину.

            Хочешь потерять семью? Люби чужих людей и отдай им хлеб свой.

            Есть ли повтор в этом? Можно ли вступить в след ушедшего? Только те, кто живет позавчера, наступают на свои вчерашние следы. И радуются о, как здесь все понятно!

            А разве можно понять, что представляет собой жизнь, если не знаешь, что такое смерть? И как узнать смерть, если ни разу не умирал? А тот, кто умирал, тот боялся. Можно ли назвать храбрым того, кто ничего не боится? И понимает ли он жизнь?

            Нам даны пять чувств и шестое сердечное. Без него нет смысла в первых пяти с помощью сердца мы различаем то, что нам нравится, от того, что не нравится. Что же ты делаешь равнодушным свое сердце? Не для того ли, чтобы уснули и твои пять чувств? Разве в этом  мудрость?

            Бывает и того хуже. Разложат костры, ударят в барабаны, задуют в трубы и возбуждаются от чужой любви. Как газовая плита сжигают чужое топливо, добытое из сердца земли. И веселье кончается с поворотом крана горелки, с восторгом последнего мужчины, с улыбкой последней женщины. Они устали. Но ты-то уже знаешь, что такое усталость сердца, правда, Равнодушный?

            У каждого свое. Видишь, я соглашаюсь с тобой. Но в чем же разница между мертвым львом и живой собакой, если они равно бесчувственны. Согласишься ли ты со мной?

            А когда болит сердце, чувства на пределе различают тончайшие ароматы. Можно чувствовать завтра и оттуда увидеть сегодня. Нам не договориться с тобой ты был вчера и всегда, а мое время из будущего в настоящее, оно никогда не наступит. Ведь прошлого все больше, а будущего все меньше, и ты в этом уверен.

Сердце мое говорит, что лучше быть мотылькомоднодневкой, чем пирамидой египетской. А я трачу время короткой жизни своей на спор с теми, чьи пальцы жестки и не улавливают биения шелковых крыльев.

И это  уже принадлежит прошлому.

 

апрель 2001

 

"БУТЫЛКА, ЗАКОНЧЕННАЯ ПИТЬЕМ"